Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Пятьдесят лет я расписываю фарфор

Пятьдесят лет я расписываю фарфор

 Пятьдесят лет я расписываю фарфор

РАССКАЗАЛ АЛЬФРЕД ЛИППЕРТ

МАМА хотела, чтобы я стал плотником. А мой школьный учитель уговаривал ее устроить меня на фарфоровый завод в расположенном неподалеку городе Мейсене. Почему он так настаивал на этом? От его внимательных глаз не ускользнуло, что я неплохо рисовал. Я люблю маму, но я очень рад, что учителю удалось убедить ее. Итак, в 14 лет я начал учиться расписывать один из самых красивых в мире видов фарфора ручной работы.

Фарфор делают в Мейсене уже почти 300 лет. В 1710 году здесь заработал первый в Европе фарфоровый завод. А примерно через 30 лет при заводе открылась школа, в которой молодых людей стали обучать искусству росписи по фарфору. Эта школа действует и по сей день и находится в ведении Мейсенского фарфорового завода. Именно в этой школе я, начинающий художник по росписи фарфора, сделал первые робкие мазки.

В школе я также научился тонкостям работы над этюдами, а также тому, как рисовать цветы, деревья, животных и птиц. Этот курс обучения заложил основание для моей дальнейшей работы.

Глазурованный или неглазурованный?

Фарфор — это просвечивающий керамический материал, который можно расписывать двумя способами. Можно наносить роспись до покрытия фарфора глазурью. Но неглазурованный фарфор пористый и впитывает краску. Такая роспись требует от художника предельной внимательности, так как исправить ошибку почти невозможно. Второй способ — роспись уже глазурованного фарфора. Этот, второй, вид росписи и стал моей специальностью. Я стал рисовать узоры из цветов. Для этой работы требуется не только художественное мастерство; нужно придумывать свой букет для каждого изделия. Поэтому, научившись сосредоточиваться на работе, художник учится фантазировать и придумывать красивые композиции.

Несколько лет я рисовал композиции из цветов, а затем наконец мог приступить к самому трудному — к рисованию живых существ. Вот где мне действительно пригодились те знания,  которые я получил раньше, когда учился рисовать животных и птиц.

Очень интересно, но и очень трудно

Рисовать животных, рыб и птиц очень интересно, но и очень трудно, потому что каждое такое существо должно выглядеть живым, а не статичным, как цветок или дерево. Художнику нужно знать анатомию и повадки тех животных и птиц, которых он рисует. Например, я часто рисую диких животных, в том числе оленей с огромными ветвистыми рогами.

Самый лучший способ узнать что-либо о животных — понаблюдать за ними самому. Несколько лет назад я собирался рисовать серию картин с изображениями рыб. Поэтому я купил аквариум и запустил туда самых разных рыб. Мы с женой часами просиживали у аквариума, наблюдая за движениями и повадками рыб каждого вида. Только понаблюдав за ними, я начал рисовать.

Как стать хорошим художником?

Иногда друзья спрашивают меня: как стать хорошим художником по фарфору? Конечно, художнику нужны способности к рисованию, острое зрение и твердая рука. Но этого мало. Чтобы стать хорошим художником, нужно правильно относиться к себе, к своей работе и к людям. Хороший художник — это мастер, который усердно трудится над тем, чтобы улучшать свое мастерство. Он знает: чтобы не потерять мастерство, им нужно пользоваться. Он не перестает учиться, всегда прислушиваясь к мнению других и принимая их советы.

Хотелось бы сказать еще вот о чем. Опытный художник учитывает пожелания покупателя. Люди, покупающие фарфор ручной работы, хотят, чтобы это было не обыденное изделие, которое прослужит им какое-то время, а потом его выбросят. Покупатель ищет произведение искусства — изделие, которое притягивает взгляд, согревает сердце, обогащает жизнь своего владельца. И художник с радостью вносит свой вклад в удовлетворение этих желаний.

Благодаря занятию живописью я поверил в Бога

То, что я художник, побудило меня внимательнее отнестись к Библии и развить глубокую веру в Бога. Каким образом? Иногда я работал вместе со специалистами по дикой природе, делая эскизы и иллюстрации для их книг. Когда я начал заниматься этим, я верил в эволюцию. Но тесное общение с несколькими авторами книг вылилось в разговоры о происхождении жизни. И эти разговоры изменили мои взгляды.

Меня поразило то, что, хотя все эти специалисты верили в эволюцию, у каждого из них была своя теория, которая часто противоречила теориям других. Я понял, что нет одной общей теории эволюции. Но если даже специалисты не могут сойтись на каком-то одном объяснении эволюции, то кто же вообще может ее объяснить? Для меня теория эволюции «умерла». А единственная альтернатива эволюции — это то, что жизнь на Земле была сотворена. Так я поверил в Творца.

Мне очень приятно, что люди получают удовольствие от моей работы. Это приносит мне чувство удовлетворения. Я никогда не перестану любить живопись и фарфор.

[Сведения об иллюстрации, страница 17]

Фотографии на страницах 16 и 17: с любезного разрешения Staatliche Porzellan-Manufaktur Meissen GmbH