«Ты любишь праведность и ненавидишь нечестие. Поэтому и помазал тебя Бог, твой Бог, маслом ликования больше, чем твоих товарищей» (ПСАЛОМ 45:7 [45:8, 9, Тх]).

ЗАДАЧА любого правительства — поддерживать закон. Мессия, как Царь Божьего правительства, будет поступать именно так. «Еще немного, и уже не будет нечестивого; посмотришь на его место, и нет его. А кроткие наследуют землю и насладятся обилием мира» (Псалом 37:10, 11).

Насколько масштабными будут изменения?

Бог в полной мере исполнит свое обещание создать «новые небеса» — справедливое правительство, которое будет править «новой землей» (Исаия 65:17). Благословения мессианского правления будут излиты не только на землю Израиль, но и, как Иегова обещал Аврааму, на «все народы» (Исаия 2:2, 3; Бытие 22:18). Божье Царство во главе с Мессией даст окончательный и исчерпывающий ответ на вызов, брошенный Богу и затрагивающий его имя и замысел.

Насколько наша будущая жизнь будет отличаться от сегодняшней?

Люди увидят долгожданное исполнение Божьего обещания, высказанного через Исаию: «Он будет судьей среди народов и все исправит на благо многих народов. Они перекуют свои мечи на лемеха и копья на садовые ножи. Народ не поднимет меча на народ, и не будут больше учиться воевать». Также в этом пророчестве говорится: «Не будут причинять вреда и не будут ничего разрушать на всей моей святой горе, потому что земля будет наполнена знаниями об Иегове, как воды наполняют море» (Исаия 2:4 [2:4, 5, Тх]; 11:9).

Откуда мы знаем, что все это на самом деле исполнится?

Все эти обещания — неизменное намерение Всемогущего Бога Иеговы, Бога «на небесах вверху и на земле внизу» (Иисус Навин 2:11). Иегова сам говорит: «Вспомните то, что было вначале, в древние времена, что я Бог и нет другого Бога, нет никого, подобного мне. Я рассказываю с самого начала о том, что будет в конце, и с древних времен — о том, что еще не сделано. Я говорю: „Мой замысел исполнится, и все, что мне угодно, я сделаю“» (Исаия 46:9, 10 [46:9—11, Тх]). Иегова объявил, что он исполнит свой замысел через Мессию. Разве кто-нибудь может помешать ему?