Настройка параметров

Search

Выберите язык

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Перейти к основным материалам

Свидетели Иеговы

русский

Иисус — путь, истина и жизнь

 ГЛАВА 133

Тело Иисуса подготовлено к погребению, и он похоронен

Тело Иисуса подготовлено к погребению, и он похоронен

МАТФЕЯ 27:57—28:2 МАРКА 15:42—16:4 ЛУКИ 23:50—24:3 ИОАННА 19:31—20:1

  • ТЕЛО ИИСУСА СНИМАЮТ СО СТОЛБА

  • ТЕЛО ГОТОВЯТ К ПОГРЕБЕНИЮ

  • ЖЕНЩИНЫ ВИДЯТ, ЧТО СКЛЕП ПУСТ

Сейчас пятница 14 нисана. День клонится к вечеру. С заходом солнца начнется суббота 15 нисана. Иисус уже умер, а два разбойника, казненные рядом с ним, еще живы. Согласно Закону, тела не должны «оставаться на столбе всю ночь» — умерших нужно похоронить «в тот же день» (Второзаконие 21:22, 23).

Кроме того, пятница — это день Приготовления: люди готовят еду и завершают другие неотложные дела, которые не могут ждать до конца субботы. С заходом солнца начнется двойная, или «великая», суббота (Иоанна 19:31). Дело в том, что 15 нисана начинается семидневный Праздник пресных лепешек, первый день которого всегда считается субботой (Левит 23:5, 6). В этом году первый день праздника совпадает с еженедельной субботой, седьмым днем недели.

Иудеи просят Пилата, чтобы Иисусу и двум разбойникам, казненным рядом с ним, перебили ноги и тем самым ускорили их смерть. Ведь тогда повешенные на столбах не смогут приподнимать свое тело, чтобы дышать. Так и поступают воины с двумя разбойниками. Когда же они подходят к Иисусу, они видят, что он уже мертв, и не перебивают ему ноги. Этим исполняются слова из Псалма 34:20: «Он оберегает все его кости, ни одна из них не переломлена».

 Чтобы не осталось никаких сомнений в том, что Иисус мертв, один воин протыкает ему копьем бок. Удар приходится в область сердца. «Из него тотчас вытекли кровь и вода» (Иоанна 19:34). Так исполняется еще одно пророчество: «Они будут смотреть на Того, кого пронзили» (Захария 12:10).

На казни присутствует Иосиф из города Аримафеи — «богатый человек» и уважаемый член Синедриона (Матфея 27:57). Он назван «добрым и праведным человеком», который ожидает Царства Бога. Он «ученик Иисуса, но тайный из страха перед иудеями». Он был против того, чтобы Иисуса судили (Луки 23:50; Марка 15:43; Иоанна 19:38). Набравшись смелости, Иосиф просит у Пилата разрешения забрать тело Иисуса. Пилат зовет сотника, и тот подтверждает, что Иисус умер. Тогда Пилат удовлетворяет просьбу Иосифа.

Купив чистого лучшего льна, Иосиф снимает тело Иисуса со столба. Он оборачивает тело льном, готовя его к погребению. Ему помогает Никодим, «который в первый раз приходил к... [Иисусу] ночью» (Иоанна 19:39). Он приносит дорогую смесь из мирры и алоэ весом около 30 килограммов (примерно сто римских фунтов). По иудейскому обычаю тело Иисуса оборачивают тканью с этими ароматическими травами.

Иосифу принадлежит высеченный в скале памятный склеп, где еще никто не был похоронен. Туда кладут тело Иисуса. Затем к входу в склеп подкатывают большой камень. Все делается поспешно, поскольку вскоре начнется суббота. Должно быть, подготавливать тело Иисуса к погребению помогали Мария Магдалина и Мария, мать Иакова Меньшего. Теперь они спешат домой, чтобы «приготовить ароматические травы и благовонные масла», намереваясь после субботы продолжить обрабатывать тело Иисуса (Луки 23:56).

На следующий день, в субботу, старшие священники и фарисеи приходят к Пилату и говорят: «Мы вспомнили, что этот самозванец, еще когда был жив, говорил: „Через три дня воскресну“. Поэтому прикажи охранять могилу до третьего дня, чтобы его ученики не пришли и, выкрав тело, не сказали народу: „Он воскрес из мертвых!“ Тогда последний обман будет хуже первого». Пилат отвечает: «Вот стража. Идите и охраняйте, как знаете» (Матфея 27:63—65).

В воскресенье на рассвете Мария Магдалина, Мария, мать Иакова, и другие женщины приходят к склепу с ароматическими травами, чтобы обрабатывать тело Иисуса. Они спрашивают друг друга: «Кто отвалит нам камень от входа в памятный склеп?» (Марка 16:3). Подойдя, они видят, что произошло землетрясение. Камня нет — его отвалил Божий ангел. Стражи не видно, а склеп, судя по всему, пуст!