Настройка параметров

Search

Выберите язык

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Перейти к основным материалам

Свидетели Иеговы

русский

Ежегодник Свидетелей Иеговы 2016

 ИНДОНЕЗИЯ

Первые плоды в Западной Яве

Теодорус Рату

Первые плоды в Западной Яве

В 1933 году Фрэнк Райс пригласил Теодоруса (Тео) Рату, коренного жителя провинции Северный Сулавеси, помочь ему на литературном складе в Джакарте. «Меня очень привлекло это благородное дело — дело проповеди о Царстве, и я стал проповедовать вместе с братом Райсом,— вспоминал Тео.— Позднее я присоединился к Биллу Хантеру в его поездке по Яве и был в составе экипажа „Носителя света“, когда тот плавал на Суматру». Тео стал первым индонезийцем, принявшим истину. Он не одно десятилетие прослужил пионером на Яве, в Северном Сулавеси и на Суматре.

В 1934 году Билл Хантер дал одному студенту из Джакарты буклет «Где находятся умершие?». Этого студента звали Феликс Тань. Вернувшись домой в Бандунг (провинция Западная Ява), он показал буклет своему младшему брату, Додо. Они оба были поражены, узнав, что у Адама не было бессмертной души, потому что он сам был душой (Быт. 2:7, сноска). Истина настолько их заинтересовала, что они оббегали все букинистические магазины в Бандунге в поисках других публикаций Общества Сторожевой Башни. Все, что Феликс и Додо узнавали, они рассказывали остальным членам семьи. Прочитав все найденные ими книги и буклеты,  они написали письмо на литературный склад в Джакарте с просьбой прислать им еще что-нибудь для чтения. Как же они удивились, когда в ответ на это письмо сам Фрэнк Райс приехал, чтобы поддержать их и дать новые публикации!

Семья Тань

После того как брат Райс уехал, в Бандунг на полмесяца приехали молодожены Клем и Джин Дешан. Феликс рассказывал: «Брат Дешан предложил нашей семье креститься. И четверо из нас — Додо, младшая сестра Джозефина (Пинь Нио), мама (Кан Нио) и я — крестились» *. Затем они вместе — семья Феликса и супруги Дешан — провели девятидневную проповедническую кампанию. Клем научил семью Тань проповедовать с помощью карточек для свидетельствования, в которых содержалось короткое основанное на Библии сообщение на трех языках. Маленькая  группа в Бандунге росла и очень быстро стала собранием, вторым в Индонезии.

Папская митра

Дело проповеди быстро продвигалось вперед, и это вызывало раздражение священников. Они вместе со своими сторонниками опубликовали в газетах ряд статей, в которых раскритиковали учения и деятельность Свидетелей Иеговы. Статьи попали в руки чиновников из Министерства по делам религий, и через некоторое время туда вызвали Фрэнка Райса, чтобы задать ему несколько вопросов. Ответы брата Райса удовлетворили чиновников, и они позволили Свидетелям продолжать проповедовать в стране *.

В начале 1930-х годов большинство чиновников колониального правительства относились к проповеди Свидетелей либо терпимо, либо равнодушно. Но когда в Европе лидирующие позиции стала занимать нацистская Германия, некоторые власть имущие, особенно те, кто были ярыми католиками, стали преследовать Свидетелей. Клем Дешан вспоминал: «Как-то раз один таможенник не пропустил через границу целую партию книг под предлогом того, что они содержат негативные высказывания о нацизме. Позднее, когда я обратился в таможню с жалобой, тот таможенник был в отпуске, поэтому переговоры со мной вел его заместитель. Он не был католиком и отнесся к нам с пониманием. Не став долго разбираться в этом вопросе, он просто дал разрешение и сказал: „Пока здесь я, скорее забирайте свои книги“».

«В другом случае чиновники настояли на том, чтобы мы удалили из книги „Враги“ две иллюстрации,— рассказывает Джин Дешан.— Это были карикатуры. На одной из них был изображен змей (Сатана), а на другой — пьяная блудница (ложная религия); у обоих на голове были митры (папский  головной убор) *. Мы очень хотели, чтобы люди получили эту книгу. Поэтому трое из нас, сидя в невыносимую жару на причале, куда были доставлены книги, закрашивали митры на всех карикатурах — а ведь книг были тысячи!»

Иллюстрации из книги «Враги», которые не понравились чиновникам

Европа стояла на пороге войны, а на страницах наших публикаций братья продолжали бесстрашно разоблачать лицемерие христианского мира и его вмешательство в политику. В свою очередь священники усилили давление на власть с целью ограничить деятельность Свидетелей. В результате некоторые из наших публикаций были запрещены.

Однако братья не собирались сдаваться (Деян. 4:20). Они печатали литературу на станке, который получили из Австралии. Джин Дешан описала одну из стратегий, которые использовали братья: «Любой новый буклет или журнал мы должны были отдавать властям на проверку. Обычно мы относили один из экземпляров новой публикации  в Министерство юстиции в конце недели, но уже в начале недели мы успевали напечатать целую партию этой публикации и отправить ее собраниям. Затем, когда мы получали из Министерства отказ, мы делали вид, что нам очень жаль, но тут же начинали печатать следующую публикацию».

Братьям и сестрам, которые распространяли запрещенные публикации, нередко приходилось играть с полицией в «кошки-мышки». Например, однажды во время проповеди в Кедири (провинция Восточная Ява) Чарлз Харрис позвонил в дверь, как оказалось, местного инспектора полиции.

— Я искал вас весь день,— сказал инспектор.— Подождите, я сейчас вынесу список ваших запрещенных книг.

Чарлз рассказывает: «Пока инспектор был в доме, я успел спрятать запрещенные публикации во внутренние карманы пальто. Когда он вернулся, я протянул ему 15 буклетов, которые не были запрещены. Он с неохотой забрал их, дав за них пожертвование, а я, немного отойдя, раздал в других домах спрятанные мною запрещенные публикации».

Война создает трудности

Вторая мировая война охватила всю Европу, и поставки литературы из Нидерландов прекратились. Однако братья предвидели это и заранее договорились с одной коммерческой типографией о печати журналов в Джакарте. Первый выпуск «Утешения» (сейчас «Пробудитесь!») на индонезийском языке вышел в январе 1939 года, и почти сразу же стала выходить «Сторожевая башня». Через какое-то время братьям удалось приобрести небольшой печатный станок, и они начали печатать журналы сами. В 1940 году они получили из Австралии большой плоскопечатный станок и стали печатать на нем буклеты и журналы на индонезийском и нидерландском языках, причем все расходы они покрывали за счет собственных средств.

Первое печатное оборудование выгружается на склад в Джакарте

 В конце концов 28 июля 1941 года власти наложили запрет на все публикации Общества Сторожевой Башни. Джин Дешан рассказывала: «В то утро я работала в офисе. Вдруг двери распахнулись и в помещение торжественно вошли трое полицейских и голландский полицейский чиновник при полном параде — с медалями, саблей, в белых перчатках и кивере. Но мы не удивились, потому что за три дня до этого до нас дошла информация, что наши публикации скоро будут запрещены. Чиновник с большой помпой зачитал нам решение правительства и затем велел показать ему печатный станок — он собирался его конфисковать. Мой муж ответил, что тот опоздал, так как станок мы продали еще вчера!»

К счастью, не была запрещена Библия. Свидетели проповедовали по домам, как и прежде, но при этом пользовались только ей. Также они продолжали проводить библейские изучения. Однако, в связи с тем что война могла перекинуться и на Азию, всех иностранных пионеров переназначили обратно в Австралию.

^ абз. 1 Позднее Свидетелями стали отец Феликса и трое его младших братьев. Его сестра, Джозефина, вышла замуж за Андре Элиаса, и они прошли обучение в Библейской школе Сторожевой Башни Галаад. Ее биография опубликована в «Пробудитесь!» за сентябрь 2009 года.

^ абз. 1 После Второй мировой войны Фрэнк Райс вернулся в Австралию и завел семью. Он закончил свой земной путь в 1986 году.

^ абз. 3 Эти иллюстрации были основаны на Откровении 12:9 и 17:3—6.