Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Свидетели Иеговы

русский

Сторожевая башня  |  Октябрь 2012

  Подражайте их вере

«Достойная женщина»

«Достойная женщина»

СТОЯ на коленях, Руфь склонилась над колосьями ячменя, которые она собрала за день. На поля опускались вечерние сумерки. Усталые работники шли вверх по дороге, ведущей к воротам Вифлеема, небольшого города, примостившегося на склонах близлежащего холма. Все тело Руфи ныло после утомительной работы — она с самого утра была в поле. Но она продолжала трудиться, вымолачивая зерна небольшой палкой. Несмотря на усталость, Руфь была довольна: это был хороший день — лучше, чем она могла надеяться.

Неужели жизнь этой молодой вдовы наконец стала налаживаться? Когда ее свекровь, Ноеминь, решила вернуться из Моава в родные края, Руфь поклялась, что никогда не покинет ее и что Бог Ноемини, Иегова, станет ее Богом. Так эти женщины, испытавшие горечь утраты, оказались в Вифлееме. Вскоре моавитянка Руфь узнала, что Закон Иеговы защищает от унижения бедных, в том числе и чужеземцев *. А теперь она узнала еще и то, что в народе Иеговы, который находился под Законом и был обучен самим Богом, люди проявляли духовный настрой и доброту. Это было словно бальзам для ее израненного сердца.

Одним из таких людей был Вооз, богатый пожилой мужчина, на полях которого Руфь подбирала колосья. Сегодня он проявил к ней отеческое внимание. Она внутренне улыбалась, вспоминая, как он похвалил ее за заботу о пожилой Ноемини и за то, что она пришла искать убежища под крылья истинного Бога, Иеговы (Руфь 2:11—13).

Но как сложится ее дальнейшая жизнь? Как она, бедная чужеземка без мужа и детей, сможет позаботиться о престарелой Ноемини? Хватит ли им того, что Руфь сможет добыть, подбирая колосья за жнецами? А что будет, когда она сама состарится? Вполне понятно, что ее могли тревожить такие мысли. В наше экономически нестабильное время многие сталкиваются с подобными беспокойствами. Давайте узнаем, как вера Руфи помогла ей пройти через эти испытания, и посмотрим, чему  можно научиться у этой замечательной женщины.

Что такое настоящая семья?

Руфь тяжело трудилась, чтобы обеспечить себя и Ноеминь

Руфь обмолотила собранное, и у нее вышло около ефы ячменя — чуть больше 20 литров (приблизительно 14 килограммов). Солнце уже скрылось за горизонтом, когда она, завязав зерно в узел и положив его себе на голову, отправилась в Вифлеем (Руфь 2:17).

Ноеминь очень обрадовалась ее возвращению. Увидев, сколько ячменя принесла ее любимая невестка, она ахнула от удивления. Руфь также принесла немного еды, оставшейся у нее после обеда, который Вооз устроил для своих жнецов. Женщины сели ужинать. Ноеминь спросила: «Где ты сегодня подбирала колосья и где работала? Благословен человек, обративший на тебя внимание!» (Руфь 2:19). Ноеминь была проницательной женщиной. Увидев, сколько зерна принесла Руфь, она поняла, что кто-то проявил к ее невестке доброту.

И тут Руфь начала рассказывать. Когда Ноеминь узнала о том, что сделал для Руфи Вооз, она воскликнула: «Пусть благословит его Иегова, который не лишил своей любящей доброты ни живых, ни мертвых!» (Руфь 2:19, 20). В добром поступке Вооза она увидела заботу Иеговы, который побуждает своих служителей проявлять щедрость и обещает вознаградить их за доброту (Притчи 19:17) *.

Руфь рассказала свекрови, что Вооз предложил ей подбирать колосья на его поле. Ноемини это понравилось: «Вот и хорошо, дочка, что ты будешь ходить рядом с его работницами, а то бы тебя обидели на другом поле». Далее в Библии мы читаем: «Так она держалась возле работниц Вооза... и жила со своей свекровью» (Руфь 2:22, 23). Последние слова обращают наше внимание на одно из ценных качеств Руфи — преданную любовь. Ее пример побуждает нас поразмышлять над тем, дорожим ли мы семейными узами: поддерживаем ли мы наших близких и помогаем ли им, когда они в этом нуждаются. Такая преданная любовь не ускользает от взора Иеговы.

Руфь и Ноеминь были друг для друга поддержкой и опорой

Можно ли назвать Руфь и Ноеминь настоящей семьей? В некоторых культурах семья считается настоящей, только если в ней есть муж, жена, сыновья, дочери, дедушки и бабушки. Однако пример Руфи и Ноемини напоминает нам, что даже в неполной семье служители Иеговы могут создать атмосферу любви, доброты и доверия. Дорожите ли вы своей семьей, какой бы маленькой она ни была? Иисус заверил своих последователей, что даже те, у кого нет семьи, могут обрести ее в христианском собрании (Марка 10:29, 30).

«Он один из тех, кто имеет право выкупа»

Руфь подбирала колосья на полях Вооза с начала жатвы ячменя в апреле до окончания жатвы пшеницы в июне. Шло время, и Ноеминь все больше задумывалась о том, что́ она могла бы сделать для своей любимой невестки. Когда они жили в Моаве, Ноеминь была уверена, что не сможет помочь Руфи снова выйти замуж (Руфь 1:11—13). Но сейчас у нее появилась надежда. Она подошла к Руфи и сказала: «Дочка, не поискать ли мне для тебя место, где тебе жить?» (Руфь 3:1). В те дни было принято, чтобы родители искали мужа или жену своим детям, а Руфь стала для Ноемини как дочь. Она хотела поискать для Руфи «место, где... [ей] жить» — то есть дом и мужа, который мог бы обеспечить ей стабильную жизнь и позаботиться о ней. Но что могла сделать Ноеминь?

Когда Руфь впервые упомянула о Воозе, Ноеминь сказала: «Этот человек — наш  родственник. Он один из тех, кто имеет право выкупа» (Руфь 2:20). Что это означало? В Законе Бога содержались предписания, в которых выражалась забота о семьях, испытывающих трудности из-за бедности или потери кормильца. Если женщина, будучи бездетной, лишалась супруга, ее положение было особенно тяжелым, поскольку не оставалось никого, кто мог бы продолжить род ее мужа и сохранить в народе его имя. Однако Закон Бога позволял брату мужа жениться на вдове, чтобы она могла родить наследника, который бы продолжил род умершего и позаботился о семейной собственности (Второзаконие 25:5—7) *.

Ноеминь рассказала Руфи о своем плане. Можно представить, как постепенно округлялись от удивления глаза молодой женщины, когда она слушала свою свекровь. Израильский Закон все еще был для нее новым, а многие обычаи непонятными. Но она относилась к Ноемини с глубоким уважением и поэтому внимала каждому ее слову. Совет Ноемини мог показаться ей нелепым и даже унизительным. Но, несмотря на это, Руфь послушалась ее. Она смиренно сказала: «Я сделаю все, как ты говоришь» (Руфь 3:5).

Порой молодым бывает трудно послушаться совета тех, кто старше и опытнее. Им может казаться, что взрослые до конца не понимают проблемы и трудности, с которыми сталкивается молодежь. Смирение Руфи напоминает нам о том, что, прислушиваясь к мудрости старших, которые любят нас и желают нам самого лучшего, мы  пожнем добрые плоды. Но что посоветовала Ноеминь и вознаградилось ли послушание Руфи?

Руфь приходит к Воозу

Тем же вечером Руфь пошла на гумно. Гумном назывался участок плотно утрамбованной земли, на котором земледельцы вымолачивали и провеивали зерно. Обычно гумно находилось на склоне или вершине холма, где под вечер поднимался сильный ветер. Зерно отделяли от мякины и соломы следующим образом: работники большими вилами или лопатами подкидывали вымолоченный хлеб и ветер уносил легкую мякину, а более тяжелое зерно падало на землю.

Руфь благоразумно дождалась, пока работа закончится. Вооз следил за тем, как веяли его зерно, которого становилось все больше и больше. После сытного ужина Вооз прилег у кучи зерна. Вероятно, таким образом земледельцы защищали урожай от воров. Руфь видела, как Вооз устраивается на ночлег. Пришло время осуществить план Ноемини.

Руфь тихонько подошла к спящему. Ее сердце сильно колотилось. По его ровному дыханию она поняла, что он крепко спит. Тогда она приоткрыла у его ног, легла и стала ждать. Должно быть, ей казалось, что прошла целая вечность. В полночь Вооз зашевелился: ему стало холодно. Он приподнялся, чтобы укрыть ноги, но почувствовал, что рядом кто-то есть. Вооз увидел, что «у него в ногах лежит женщина»! (Руфь 3:8).

«Кто ты?» — спросил он. Дрожащим от страха голосом она ответила: «Я Руфь, твоя рабыня... Укрой твою рабыню полой своей одежды, ведь ты имеешь право выкупа» (Руфь 3:9). Некоторые современные библеисты пытаются найти в действиях и словах Руфи сексуальный подтекст, однако они не учитывают двух фактов. Во-первых, Руфь действовала в согласии с обычаями того времени, многие из которых непонятны современному человеку. Было бы ошибкой рассматривать те обычаи сквозь призму современной низкой морали. Во-вторых, реакция Вооза указывает на то, что он расценивал поведение Руфи как нравственно чистое и достойное самой высокой похвалы.

Мотивы Руфи были чисты и бескорыстны

Вооз заговорил с Руфью тепло и по-доброму, что, несомненно, успокоило ее. Он сказал: «Пусть Иегова благословит тебя, моя дочь. Любящая доброта, которую ты проявила сейчас, превзошла прежнюю, потому что ты не пошла искать себе мужа среди молодых — бедных или богатых» (Руфь 3:10). Прежняя любящая доброта, которую проявила Руфь, заключалась в том, что она решила пойти вместе с Ноеминью в Израиль и позаботиться о ней. А последней любящей добротой была та, что она проявила сейчас. Вооз обратил внимание, что такая молодая женщина, как Руфь, легко могла найти себе молодого мужа, богатого или бедного. Однако она хотела сделать добро не только Ноемини, но и ее умершему мужу, восстановив его имя в родной земле. Неудивительно, что Вооз был впечатлен самоотверженностью этой молодой женщины.

Вооз продолжил: «Теперь, моя дочь, не бойся. Я сделаю для тебя все, о чем ты просишь, ведь все у ворот моего города знают, что ты достойная женщина» (Руфь 3:11). Он обрадовался возможности жениться на Руфи. Вероятно, он даже не был удивлен тем, что она попросила его стать ее выкупающим. Однако Вооз был праведным человеком и не стал думать лишь о своих желаниях. Он сказал Руфи, что есть еще один выкупающий, который состоит в более близком родстве с семьей покойного мужа Ноемини. Вооз решил вначале поговорить с этим мужчиной и предложить ему жениться на Руфи.

Вооз попросил Руфь остаться до утра, а потом незаметно уйти домой. Он беспокоился  о ее и своей репутации, поскольку люди могли подумать, что между ними была безнравственная связь. Руфь снова легла у ног Вооза. Ей стало гораздо легче оттого, что он отнесся к ней с такой добротой. Затем, пока еще было темно, он щедро насыпал ей в накидку ячменя, и она отправилась обратно в Вифлеем.

Руфь вспоминала то, что сказал о ней Вооз. Он назвал ее «достойной женщиной». Его слова согревали ей душу. Руфь приобрела такую репутацию главным образом благодаря тому, что стремилась узнать Иегову и служить ему. Кроме того, она проявила необыкновенную доброту и сочувствие к Ноемини и полюбила ее народ. Руфь с готовностью приняла обычаи и традиции, которые были ей незнакомы. Если мы подражаем вере этой женщины, мы будем с добротой относиться к другим и глубоко уважать их обычаи. Тогда мы тоже сможем снискать репутацию достойных людей.

Руфь находит пристанище

«Кто ты, моя дочь?» — спросила Ноеминь, когда Руфь вернулась домой. Возможно, она задала такой вопрос потому, что было темно. В любом случае, она хотела знать, осталась ли Руфь одинокой вдовой, или же у нее появилась надежда выйти замуж. Руфь рассказала свекрови обо всем, что произошло этой ночью. Она также показала щедрый подарок Вооза — целую накидку ячменя (Руфь 3:16, 17) *.

 Ноеминь посоветовала Руфи сидеть в тот день дома и не выходить на поля. Она заверила ее: «Этот человек не успокоится, пока сегодня же не уладит дело» (Руфь 3:18).

Ноеминь не ошиблась. Вооз пошел к городским воротам, где обычно собирались старейшины города, и стал дожидаться человека, который был родственником покойного мужа Ноемини. Перед свидетелями Вооз предложил ему стать выкупающим для Руфи и жениться на ней. Однако тот отказался, объяснив, что это разорит его наследство. Тогда Вооз на глазах у свидетелей сказал, что он выкупит владения умершего мужа Ноемини, Елимелеха, и женится на Руфи, вдове Махлона, сына Елимелеха. Вооз выразил надежду, что так он сможет «восстановить имя умершего в его наследстве» (Руфь 4:1—10). Каким же праведным и бескорыстным человеком был Вооз!

Вооз женился на Руфи. В Библии говорится: «Иегова даровал ей зачатие, и она родила сына». Женщины Вифлеема радовались за Ноеминь и хвалили Руфь, говоря, что она для своей свекрови лучше семи сыновей. Сын Руфи стал прародителем великого царя Давида (Руфь 4:11—22). А Давид, в свою очередь, стал прародителем Иисуса Христа (Матфея 1:1) *.

Иегова благословил Руфь тем, что она стала прародительницей Мессии

Иегова благословил Руфь, а также Ноеминь, которая помогала своей невестке растить ребенка. Он был для нее словно родной сын. Пример этих двух женщин служит ярким напоминанием о том, что Иегова Бог замечает всех, кто не стыдится тяжелой работы и верно служит ему вместе с его избранным народом. Он всегда вознаграждает преданных ему, которые, подражая Руфи, приобретают репутацию достойных людей.

^ абз. 4 Смотрите статью «Подражайте их вере. „Куда пойдешь ты, туда пойду и я“» в «Сторожевой башне» от 1 июля 2012 года.

^ абз. 10 По словам Ноемини, доброта Иеговы не ограничивается живыми, она простирается даже на тех, кто умер. Ноеминь лишилась мужа и обоих сыновей. Руфь тоже потеряла мужа. Любой, кто проявлял доброту к Руфи и Ноемини, по сути, проявлял ее к тем мужчинам. Ведь они, несомненно, хотели бы, чтобы кто-то позаботился о дорогих им женщинах.

^ абз. 15 Очевидно, право жениться на вдове, так же как и право наследования, предоставлялось сначала братьям умершего, а потом ближайшим родственникам (Числа 27:5—11).

^ абз. 28 Вооз дал Руфи шесть мер неопределенного веса, вероятно подразумевая, что как шесть рабочих дней сменяются субботним покоем, так и дни ее тяжелого труда и вдовства вскоре сменятся покоем в доме мужа. А может быть, шесть мер — возможно, шесть полных лопат зерна — это все, что могла унести Руфь.

^ абз. 31 Руфь — одна из пяти женщин, которые упоминаются в родословной Иисуса. Среди них также упоминается Раав, мать Вооза (Матфея 1:3, 5, 6, 16). Подобно Руфи, она не была израильтянкой.