Настройка параметров

Search

Выберите язык

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Перейти к основным материалам

Свидетели Иеговы

русский

СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ (ВЫПУСК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ) АПРЕЛЬ 2014

 БИОГРАФИЯ

Какие возможности открыло передо мной полновременное служение

Оглядываясь на 65 лет, проведенных в полновременном служении, я могу с уверенностью сказать, что моя жизнь была наполнена радостью. Это не означает, что в ней не было печали и разочарований (Пс. 34:12; 94:19). Но в целом моя жизнь была насыщенной и исполненной смысла!

7 СЕНТЯБРЯ 1950 года я стал членом семьи Вефиля в Бруклине. Тогда она состояла из 355 братьев и сестер самых разных национальностей, в возрасте от 19 до 80 лет. Многие из них были помазанными христианами.

КАК Я НАЧАЛ СЛУЖИТЬ ИЕГОВЕ

Я крестился в 10 лет

Служить «счастливому Богу» меня научила моя мама (1 Тим. 1:11). Свое служение Иегове она начала, когда я был еще ребенком. 1 июля 1939 года, когда мне было десять лет, я крестился на зональном конгрессе (как тогда назывались районные конгрессы) в Колумбусе (штат Небраска, США). Около сотни человек собрались в арендованном помещении, чтобы послушать запись речи Джозефа Рутерфорда «Фашизм или свобода». Во время речи у небольшого здания, в котором мы находились, собралась толпа. Эти люди ворвались в зал, сорвали встречу и заставили нас покинуть город. Остальную часть программы мы дослушали на ферме одного брата неподалеку от города. Как вы понимаете, дату своего крещения я запомнил на всю жизнь!

Моя мама очень старалась воспитать меня в истине. Хотя мой папа был добрым человеком и хорошо заботился обо мне, религия и мое духовное благополучие его тогда мало интересовали. Необходимую поддержку мне оказывали мама и другие Свидетели из собрания «Омаха».

ВАЖНОЕ РЕШЕНИЕ

В последнем классе школы мне нужно было решить, чему посвятить свою жизнь. Каждое лето на каникулах мы вместе со сверстниками служили «отпускными пионерами» (как тогда назывались подсобные пионеры).

В наш район для разъездного служения были назначены Джон Чимиклис и Тед Ярач, молодые неженатые братья, которые недавно окончили седьмой класс Школы Галаад. Я удивился, когда узнал, что им было чуть больше 20. Мне тогда было 18, и я скоро должен был окончить среднюю школу. До сих пор помню, как брат Чимиклис спросил меня о моих жизненных целях. Когда я ответил ему, он сказал: «Конечно, сразу же начни полновременное  служение. Никогда не знаешь, какие возможности перед тобой откроются». Этот совет, а также пример тех братьев глубоко затронули меня. Поэтому, окончив в 1948 году школу, я начал пионерское служение.

КАК Я НАЧАЛ СЛУЖИТЬ В ВЕФИЛЕ

В июле 1950 года мы с родителями поехали на международный конгресс, который проходил в Нью-Йорке на стадионе «Янки». На конгрессе я посетил встречу для тех, кто хотел служить в Вефиле. Затем я подал заявление, в котором выразил горячее желание служить там.

Хотя папа не был против того, чтобы я служил пионером и при этом жил дома, он считал, что я должен отдавать родителям некоторую сумму денег за еду и жилье. Поэтому однажды в начале августа я отправился на поиски работы. По пути я заглянул в наш почтовый ящик. Там для меня лежало письмо из Бруклина. Оно было от Нейтана Норра, который написал: «Мы получили твое заявление на служение в Вефиле. Как я понял, ты готов оставаться в Вефиле до конца своих дней. Поэтому просим тебя приехать 7 сентября 1950 года в Вефиль, расположенный по адресу Нью-Йорк, Бруклин, Колумбия-Хайтс, 124».

Когда в тот день папа пришел домой, я сказал ему, что нашел работу. Он ответил: «Хорошо. Где ты будешь работать?» — «В бруклинском Вефиле за 10 долларов в месяц». Папа удивился, но сказал, что если я так решил, то он желает мне успехов. Через какое-то время, в 1953 году, он крестился на областном конгрессе, проходившем на стадионе «Янки».

С напарником по пионерскому служению, Алфредом Нуссраллахом

К счастью, в то же время в Вефиль пригласили и моего напарника по пионерскому служению, Алфреда Нуссраллаха, и мы поехали вместе. Позднее он женился, и они с женой, Джоан, прошли обучение в Школе Галаад, служили миссионерами в Ливане, а затем участвовали в разъездной работе в Соединенных Штатах.

НАЗНАЧЕНИЯ В ВЕФИЛЕ

Вначале меня назначили служить в переплетном цеху, где я сшивал книги. Первой публикацией, с которой я работал, была книга «Что религия сделала для человечества?». Спустя восемь месяцев меня назначили в служебный отдел трудиться под руководством брата Томаса Салливана. Мне было очень приятно с ним работать, к тому же я учился у него мудрости и проницательности, которые он приобрел за многие годы служения в организации.

После того как я прослужил почти три года в служебном отделе, надзиратель типографии Макс Ларсон сказал мне, что меня хочет видеть брат Норр. Я испугался, что сделал что-то не так. Какое же я испытал облегчение, когда брат Норр поинтересовался у меня, собираюсь ли я остаться в Вефиле в ближайшем будущем. Ему нужен был временный помощник в офисе, и он хотел посмотреть, справлюсь ли я с этим заданием. Я сказал, что не собираюсь уезжать из Вефиля. В результате я проработал с ним следующие 20 лет.

Я не раз говорил, что в жизни не расплатился бы за то обучение, которое получил от братьев Салливана, Норра, а также от Милтона Хеншеля, Клауса Дженсена, Макса Ларсона, Хьюго Римера, Гранта Сьютера и других вефильцев *.

Братья, с которыми я служил, умело справлялись со своей работой, трудясь на благо Божьей  организации. Брат Норр работал без устали, он хотел, чтобы дело Царства расширялось, насколько это возможно. Его сотрудникам всегда легко было к нему обратиться. Даже если наши точки зрения по какому-нибудь вопросу не совпадали, мы могли свободно высказываться и не бояться, что потеряем его доверие.

Однажды брат Норр объяснил мне, как важно заботиться о том, что может показаться мелочами. Он рассказал мне, что, когда он был надзирателем типографии, брат Рутерфорд мог позвонить ему и сказать: «Брат Норр, когда ты пойдешь из типографии на обед, занеси мне ластики. Они нужны мне для работы». Брат Норр сразу же шел на склад, брал ластики и клал их себе в карман. В полдень он приносил ластики в офис брата Рутерфорда. Хотя это могло показаться чем-то незначительным, так он мог помочь брату Рутерфорду. После этого брат Норр попросил: «Мне бы хотелось, чтобы на столе у меня всегда были заточенные карандаши. Ты не мог бы заботиться об этом каждое утро?» Многие годы я следил, чтобы его карандаши были заточены.

Брат Норр не раз говорил о том, как важно внимательно слушать, когда нас просят выполнить какое-то задание. Однажды он дал мне подробные указания по поводу одного дела, но я был невнимателен, из-за чего он потом оказался в неловком положении. Я чувствовал себя настолько ужасно, что написал небольшое письмо, в котором выразил глубокое сожаление о своем поступке и сказал, что, вероятно, будет лучше, если меня назначат служить в другом месте. Тем же утром ко мне подошел брат Норр. «Роберт,— сказал он,— я прочитал твою записку. Да, ты совершил ошибку. Мы обсудили это, и я надеюсь, что в дальнейшем ты будешь более внимательным. А теперь давай вернемся к работе». Я был очень благодарен ему за понимание.

ВСТУПЛЕНИЕ В БРАК

Прослужив в Вефиле восемь лет, я даже и не думал оставлять это служение. Но позднее в моей жизни кое-что изменилось. В 1958 году, когда проходил международный конгресс на стадионах «Янки» и «Поло Граундс», я увидел Лоррейн Брукс, с которой познакомился еще в 1955 году, когда она служила пионером в Монреале (Канада). Меня впечатлило ее отношение к полновременному служению и готовность поехать туда, куда направит организация Иеговы. Лоррейн хотела учиться в Школе Галаад. В 1956 году, когда ей было 22, ее пригласили в 27-й класс Школы. После окончания ее назначили служить миссионером в Бразилии. И вот в 1958 году мы снова встретились, и Лоррейн согласилась стать моей женой. Мы планировали пожениться в следующем году и надеялись вместе служить миссионерами.

Я рассказал брату Норру о своих планах, и он посоветовал нам подождать со свадьбой три года, чтобы потом служить в бруклинском  Вефиле. В то время, чтобы молодожены остались служить в Вефиле, один из супругов должен был прослужить там не менее десяти лет, а другой — по меньшей мере три года. Поэтому Лоррейн согласилась до нашей свадьбы послужить два года в бразильском Вефиле, а затем год — в бруклинском.

Первые два года после помолвки мы могли лишь писать друг другу письма. Звонить по телефону было слишком дорого, а электронной почты даже и в помине не было! 16 сентября 1961 года, в день нашей свадьбы, сам брат Норр выступил со свадебной речью. Да, эти несколько лет показались вечностью. Но мы ждали не зря: 50 с лишним лет совместной жизни в браке принесли нам много радости и удовлетворения!

В день нашей свадьбы. Слева направо: Нейтан Норр, Патришия Брукс (сестра Лоррейн), Лоррейн и я, Кёртис Джонсон, Фей и Рой Уоллен (мои родители)

РАДОСТЬ СЛУЖЕНИЯ

В 1964 году мне выпала честь посещать другие страны в качестве зонального надзирателя. Тогда жены не сопровождали своих мужей в таких поездках. Но в 1977 году было сделано изменение, и жены стали путешествовать с мужьями. В том же году мы с Лоррейн вместе с Грантом и Эдит Сьютер посетили филиалы в Германии, Австрии, Греции, Турции, Израиле и на Кипре. В общей сложности я посетил около 70 стран в разных частях мира.

В 1980 году во время одной такой поездки наш путь пролегал через Белен, город на экваторе, в котором Лоррейн когда-то служила миссионером. Также мы заехали к братьям в Манаус, где я выступил с речью на стадионе. Там мы заметили группу сидящих отдельно братьев и сестер, которые не следовали распространенной среди бразильских Свидетелей традиции: сестры не целовали друг друга в щеки, а братья не обменивались рукопожатиями. Почему?

Это были наши дорогие братья и сестры из лепрозория, находящегося в глубине влажно-тропического леса Амазонки. Чтобы никого не заразить, они старались не прикасаться к другим присутствовавшим. Но они, несомненно, затронули наши сердца, и мы никогда не забудем их радостные лица! Как же верны слова Иеговы: «Мои служители будут восклицать от радости в сердце» (Ис. 65:14).

НАСЫЩЕННАЯ И ИНТЕРЕСНАЯ ЖИЗНЬ

Мы с Лоррейн часто размышляем о шестидесяти с лишним годах нашего преданного служения Иегове. Благодаря тому что мы позволяли ему направлять нас с помощью его организации, мы были обильно благословлены. Сейчас я не могу путешествовать по миру, как раньше, но я все же служу помощником Руководящего совета, сотрудничая с Комитетом координаторов и Служебным комитетом. Я очень рад, что могу делать что-то полезное для всемирного братства. Нас не перестает поражать, как много молодых братьев и сестер, служа полновременно, проявляют настрой Исаии, который сказал: «Вот я! Пошли меня» (Ис. 6:8). Их жизненный путь доказывает правдивость слов районного надзирателя, который давным-давно сказал мне: «Конечно, сразу же начни полновременное служение. Никогда не знаешь, какие возможности перед тобой откроются».

^ абз. 20 Биографии некоторых из этих братьев напечатаны в следующих выпусках «Сторожевой башни» на английском языке: Томас Салливан — 15 августа 1965 года; Клаус Дженсен — 15 октября 1969 года; Макс Ларсон — 1 сентября 1989 года; Хьюго Ример — 15 сентября 1964 года и Грант Сьютер — 1 сентября 1983 года.