Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Свидетели Иеговы

русский

Сторожевая башня (выпуск для изучения)  |  Июль 2013

 БИОГРАФИЯ

Рады служить Иегове в любом назначении

Рады служить Иегове в любом назначении

До этого мне никогда не доводилось проповедовать одному. Я так нервничал, что каждый раз, когда выходил в служение, у меня дрожали ноги. В довершение всего люди были крайне невосприимчивыми. Некоторые были очень враждебно настроены и грозили меня побить. За первый месяц пионерского служения я распространил всего лишь одну брошюру! (Маркус).

ЭТО было в 1949 году, более 60 лет назад, но моя история началась задолго до того. Мой отец, Хендрик, был сапожником и садовником в Дондерене, маленькой деревне на севере провинции Дренте (Нидерланды). Я родился в 1927 году и был четвертым из семи детей. Наш дом стоял у проселочной дороги в сельской местности. Большинство соседей были фермерами, и мне нравилась деревенская жизнь. В 1947 году, когда мне было 19 лет, я познакомился с истиной благодаря одному из наших соседей, Тёнису Бену. Помню, что поначалу Тёнис мне не нравился, но вскоре после Второй мировой войны он стал Свидетелем Иеговы, и я заметил, что он стал намного дружелюбнее. Такая перемена заинтриговала меня, поэтому я слушал его, когда он рассказывал мне о Божьем обещании превратить землю в рай. Я быстро откликнулся на истину, и мы стали друзьями на всю жизнь *.

Я начал проповедовать в мае 1948 года, а 20 июня крестился на конгрессе в Утрехте. 1 января 1949 года я стал пионером, и меня назначили в маленькое собрание в Боркюло, на востоке Нидерландов. До него было 130 километров, и я решил поехать туда на велосипеде, подумав, что доеду часов за шесть. Но из-за сильного дождя и встречного ветра у меня ушло на дорогу 12 часов, хотя последние 90 километров я ехал на поезде! Поздно вечером я наконец добрался до семьи Свидетелей,  у которых жил, пока служил пионером в той местности.

В те послевоенные годы у людей было мало вещей. У меня был всего лишь один костюм и пара брюк: костюм был мне велик, а брюки были короткие! Как я упомянул вначале, первый месяц в Боркюло был тяжелым, но Иегова благословил меня несколькими изучениями Библии. Спустя девять месяцев меня назначили в Амстердам.

ИЗ ДЕРЕВНИ В ГОРОД

Я, деревенский парень, оказался в Амстердаме, самом большом городе Нидерландов. Служение там было очень продуктивным. За первый месяц я распространил литературы больше, чем за предыдущие девять. Вскоре я проводил как минимум восемь изучений Библии. После того как меня назначили служителем собрания (так раньше называли координатора совета старейшин), я впервые получил задание выступить с публичной речью. От мысли об этом мне становилось страшно, и я с облегчением вздохнул, когда, незадолго до того как нужно было выступать с речью, меня перевели в другое собрание. Тогда я и подумать не мог, что за свою жизнь выступлю с речами более 5 000 раз!

Вверху: Маркус (справа) проповедует неподалеку от Амстердама. 1950 год

В мае 1950 года меня назначили в Харлем. Затем пригласили участвовать в районном служении. От такой вести я почти не спал три ночи. Я сказал Роберту Винклеру, который служил в филиале, что не подхожу для этого назначения, но он сказал: «Просто заполни анкету. Научишься». Вскоре после этого я прошел месячный курс обучения и стал районным служителем (надзирателем). Во время посещения одного из собраний я познакомился с Янни Татген, радостной молодой пионеркой, которая отличалась глубокой любовью к Иегове и самоотверженным настроем. Мы поженились в 1955 году. Прежде чем я продолжу рассказ, Янни объяснит, как она стала пионером и как мы познакомились.

СЛУЖИМ КАК СУПРУЖЕСКАЯ ПАРА

Янни: Моя мама стала Свидетелем в 1945 году, когда мне было 11 лет. Она сразу поняла, как важно изучать Библию со своими тремя детьми, но отец был противником истины, поэтому она занималась с нами, когда его не было дома.

Первым мероприятием Свидетелей, на котором я побывала, был областной конгресс в Гааге в 1950 году. Через неделю после этого я пришла на свою первую встречу собрания в местном Зале Царства в Ассене (Дренте). Отец был взбешен и выгнал меня из дома. Мама сказала мне: «Ты знаешь, где можешь жить». Я поняла, что она имела в виду наших духовных братьев и сестер. Сначала меня приютила семья Свидетелей, которая жила неподалеку, но отец продолжал преследовать меня, поэтому  я переехала в собрание Девентер (провинция Оверэйссел), находившееся в 95 километрах от дома. Но, так как я была несовершеннолетней, у моего отца возникли проблемы с властями из-за того, что он заставил меня уйти из дома. В итоге он сказал мне, что я могу вернуться обратно. Хотя отец так и не принял истину, со временем он позволил мне посещать все встречи и ходить в служение.

Внизу: Янни (справа) «отпускной» пионер. 1952 год

Вскоре после того как я вернулась домой, мама сильно заболела, и мне пришлось делать всю работу по дому. Несмотря на это, я продолжала расти духовно и крестилась в 1951 году, когда мне было 17 лет. В 1952 году мама поправилась, и я смогла два месяца служить «отпускным» (подсобным) пионером. Мы жили в плавучем доме и проповедовали в двух городах Дренте. Я стала общим пионером в 1953 году. А через год наше собрание посещал молодой районный надзиратель. Это был Маркус. Мы поженились в мае 1955 года, решив, что можем лучше служить Иегове вместе как муж и жена (Эккл. 4:9—12).

Справа: В день нашей свадьбы. 1955 год

Маркус: После свадьбы нас назначили служить пионерами в Вендаме (провинция Гронинген). Мы жили в крошечной комнате 2 на 3 метра. И все равно Янни постаралась, чтобы в комнате было красиво и уютно. Каждый вечер нам приходилось отодвигать стол и два небольших стула в сторону, чтобы опустить подъемную кровать.

Через шесть месяцев нас пригласили в разъездное служение в Бельгии. В 1955 году там было всего 4 000 возвещателей. Теперь — в шесть раз больше! Во Фландрии, на севере Бельгии, люди говорят на том же языке, что и в Нидерландах. Но бельгийский акцент очень отличается от голландского, поэтому нам нужно было преодолевать языковой барьер.

Янни: Разъездное служение требует большой самоотдачи. Мы приезжали в собрания на велосипедах и останавливались в домах братьев и сестер. Поскольку у нас не было собственного жилья, куда мы могли бы вернуться между посещениями, мы оставались у братьев в понедельник, а утром во вторник ехали в следующее собрание. Но мы всегда считали свое служение благословением от Иеговы.

Маркус: Поначалу мы не знали никого из братьев и сестер в собраниях, но они были очень добрыми и гостеприимными (Евр. 13:2). За годы служения мы несколько раз объехали все собрания в Бельгии, в которых говорят на голландском языке. Это принесло нам много благословений. Например, мы познакомились почти со всеми братьями и сестрами в голландском районе и очень полюбили их. На наших глазах выросли и стали духовно зрелыми сотни юношей и девушек, которые посвятили себя Иегове, поставив интересы Царства на первое место в жизни. Приятно видеть, что многие из них верно служат Иегове полновременно! (3 Иоан. 4). Благодаря такому  «взаимному ободрению» нам было легче продолжать от всего сердца служить в своем назначении (Рим. 1:12).

БОЛЬШОЕ ИСПЫТАНИЕ И НАСТОЯЩЕЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

Маркус: С того дня, как мы поженились, нам очень хотелось попасть в Школу Галаад. Каждый день мы изучали английский не меньше часа. Но учить английский по книгам было непросто, поэтому мы решили поехать в Англию в отпуск, чтобы, проповедуя, практиковаться в этом языке. В 1963 году мы наконец получили из главного управления в Бруклине конверт. В нем было два письма: одно для меня, а второе для Янни. В моем письме было приглашение на специальный десятимесячный курс Школы Галаад. Главным образом программа обучения предполагала подготовку братьев и разъяснение им организационных вопросов. Поэтому из 100 приглашенных 82 были братьями.

Янни: В письме, которое получила я, меня просили молитвенно обдумать, могу ли я остаться в Бельгии, в то время как Маркус будет учиться в Галааде. Должна признаться, что вначале это меня очень расстроило. Казалось, что Иегова не благословил мои старания. Тем не менее я напомнила себе о цели Школы Галаад — помочь учащимся выполнять дело проповеди благой вести по всему миру. Поэтому я согласилась остаться в бельгийском городе Гент вместе с двумя опытными специальными пионерами, Анной и Марией Колпарт.

Маркус: Поскольку мне нужно было подучить английский, меня пригласили в Бруклин за пять месяцев до начала школы. Я работал в отделе отправки и служебном отделе. Благодаря служению во всемирном главном управлении и участию в подготовке литературы к отправке в Азию, Европу и Южную Америку я больше узнал о нашем международном братстве. Мне особенно запомнился брат Александр Макмиллан, который в дни брата Расселла был пилигримом (разъездным надзирателем). Он был пожилым и в то время уже практически глухим, но с верностью посещал все встречи собрания. Это произвело на меня глубокое впечатление и показало, как нужно ценить наши христианские встречи (Евр. 10:24, 25).

Янни: Мы с Маркусом писали друг другу письма по нескольку раз в неделю. Мы очень скучали! Тем не менее Маркусу нравилась учеба в Галааде, а мне приносило настоящую радость служение. Когда Маркус вернулся из Соединенных Штатов, у меня было 17 изучений Библии! Наша разлука, длившаяся год и три месяца, была испытанием, но я видела, что Иегова благословил нас за наши жертвы. В тот день, когда Маркус вернулся, его самолет опоздал на несколько часов, и когда он наконец прилетел, мы плакали в объятиях друг у друга. С тех пор мы неразлучны.

БЛАГОДАРНЫ ЗА ВСЕ НАЗНАЧЕНИЯ В СЛУЖЕНИИ

Маркус: Когда в 1964 году я вернулся из Галаада, нас назначили служить в Вефиле. Хотя тогда мы не знали, это было временное назначение. Всего лишь через три месяца нас отправили в областное служение во Фландрию. Когда Альзена и Элс Векерсме направили в Бельгию  как миссионеров, их назначили в областное служение, а мы вернулись в Вефиль, и там я работал в служебном отделе. С 1968 по 1980 год наше назначение несколько раз менялось: мы служили то в Вефиле, то в разъездной работе. А с 1980 по 2005 год я снова служил как областной надзиратель.

Хотя наше назначение часто менялось, мы никогда не забывали, что посвятили свою жизнь Иегове, чтобы служить ему всей душой. Нам приносили радость все назначения, и мы были уверены, что, когда получали новое назначение, это служило продвижению интересов Царства.

Янни: Мне была особенно дорога возможность поехать с Маркусом в 1977 году в Бруклин, а затем в 1997 году — в Паттерсон, где он проходил дополнительное обучение как член комитета филиала.

ИЕГОВА ЗНАЕТ НАШИ ПОТРЕБНОСТИ

Маркус: В 1982 году Янни сделали операцию, и она прошла успешно. Через три года собрание в Лёвене любезно предложило нам поселиться в квартире над Залом Царства. Впервые за 30 лет у нас появился свой уголок. По вторникам, когда мы отправлялись посещать собрания, мне приходилось несколько раз спускаться и подниматься по лестнице, чтобы отнести вещи вниз. Каждый раз нужно было преодолевать 54 ступеньки! Мы были очень благодарны, что в 2002 году нам предложили квартиру на первом этаже. Когда мне исполнилось 78 лет, нас назначили специальными пионерами в город Локерен. Мы очень рады, что можем служить в этом назначении и по-прежнему проповедовать каждый день.

«Мы твердо убеждены, что важно не то, где и кем мы служим, а то, кому мы служим»

Янни: Вместе мы провели в полновременном служении более 120 лет. И на собственном опыте убедились в правдивости слов Иеговы, который обещал не оставить нас, а также его заверения в том, что если мы верно служим ему, то мы ни в чем не будем нуждаться (Евр. 13:5; Втор. 2:7).

Маркус: Когда мы были молоды, мы посвятили себя Иегове. Мы никогда не искали себе великого. Мы были готовы принимать любое назначение, так как твердо убеждены, что важно не то, где и кем мы служим, а то, кому мы служим.

^ абз. 5 Со временем мои отец, мать, старшая сестра и два брата тоже стали Свидетелями Иеговы.