Настройка параметров

Search

Выберите язык

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Перейти к основным материалам

Свидетели Иеговы

русский

СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ (ВЫПУСК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ) МАРТ 2013

Действительно ли это написал Иосиф Флавий?

В 20-й книге «Иудейских древностей» историк первого века Иосиф Флавий упоминает о смерти «Иакова, брата Иисуса, именуемого Христом». Многие ученые считают, что это высказывание написано Флавием. Однако некоторые сомневаются в подлинности другого высказывания в том же труде, которое касается Иисуса. В этом отрывке, известном как «Свидетельство Флавия» (Testimonium Flavianum), говорится:

«Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил Его к кресту. Но те, кто раньше любили Его, не прекращали этого и теперь. На третий день Он вновь явился им живой, как возвестили о Нем и о многих других Его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя, таким образом, по Его имени» (Иосиф Флавий, Иудейские древности, перевод Г. Генкеля).

С конца XVI века ведутся горячие споры между теми, кто верит в подлинность этого текста, и теми, кто сомневается в авторстве Иосифа Флавия. Французский историк и специалист по классической литературе Серж Барде попытался найти концы в этом споре, который за последние четыре века стал очень запутанным. Он опубликовал свои исследования в книге, посвященной историческому и историографическому анализу «Свидетельства Флавия» (Le Testimonium Flavianum—Examen historique considérations historiographiques).

Иосиф Флавий не был христианином. Он был иудейским историком, поэтому некоторые считают, что он не мог назвать Иисуса «Христом». На основе анализа Барде утверждает, что этот титул соответствует «во всех отношениях тому, как в греческом языке используется [определенный] артикль при обозначении имен людей». Барде добавляет, что, учитывая общее в иудаизме и христианстве, «использование Флавием слова Христос не только нельзя считать невозможным», но, наоборот, именно это использование является своего рода ключом, которым «критики в большинстве своем незаслуженно пренебрегают».

Могло ли произойти так, что позднее кто-то вставил этот отрывок в текст, подделав стиль Флавия? На основании исторических и текстологических фактов Барде делает вывод, что такая подделка была бы почти чудом. Чтобы так подделать текст, нужно было бы обладать талантом, «небывалым во всей античности», другими словами, нужно было быть «Флавием не меньше, чем сам Флавий».

Почему же ученые сомневаются в подлинности этого текста? Указывая на корень проблемы, Барде говорит, что «сомнения по поводу „Свидетельства“ — каких не появляется в адрес большинства древних текстов — возникают только потому, что у кого-то оно вызывает вопросы». Он имеет в виду, что мнения, сложившиеся в течение веков, основаны больше на «скрытых мотивах», чем на логическом анализе текста, который свидетельствует в пользу его подлинности.

Повлияют ли исследования Барде на точку зрения ученых в отношении «Свидетельства Флавия», покажет время. Выводы Барде счел убедительными известный специалист по эллинистическому иудаизму и раннему христианству Пьер Жольтрен. Долгое время он считал «Свидетельство» вставкой и даже иронизировал над теми, кто отстаивал его подлинность. Но он изменил свою точку зрения и указал, что причиной тому послужила работа Барде. Жольтрен заявил, что «никто впредь не должен говорить о „невероятности свидетельства“ Флавия».

Конечно, у Свидетелей Иеговы есть более убедительная причина считать Иисуса Христом — свидетельство самой Библии (2 Тим. 3:16).