Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Свидетели Иеговы

русский

Сторожевая башня (выпуск для изучения)  |  Февраль 2017

 БИОГРАФИЯ

Мы не раз испытывали на себе Божью незаслуженную доброту

Мы не раз испытывали на себе Божью незаслуженную доброту

МОЙ отец, Артур Гест, с юных лет был очень богобоязненным человеком. Он хотел стать методистским священником. Однако его планы изменились, когда он познакомился с литературой Свидетелей Иеговы и начал с ними общаться. В 1914 году, в возрасте 17 лет, он крестился. Во время Первой мировой войны его призвали на военную службу. Отец отказался брать в руки оружие, и его приговорили к 10-месячному заключению в тюрьме города Кингстон (провинция Онтарио, Канада). После освобождения он начал служить полновременно, став разносчиком книг (так тогда назывались пионеры).

В 1926 году он женился на Хейзл Уилкинсон. Ее мама узнала истину в 1908 году. 24 апреля 1931 года на свет появился я — второй ребенок в семье, а всего нас у родителей было четверо. Служение Иегове было для нашей семьи важнее всего. Отец относился к Библии с глубоким почтением, и это взрастило в нас любовь к Божьему Слову. Мы часто проповедовали по домам всей семьей (Деян. 20:20).

БЕРУ ПРИМЕР С ОТЦА, СОХРАНЯЯ НЕЙТРАЛИТЕТ И СЛУЖА ПИОНЕРОМ

В 1939 году началась Вторая мировая война, и на следующий год в Канаде запретили деятельность Свидетелей Иеговы. В школах проводились патриотические церемонии, на которых отдавали честь флагу и исполняли национальный гимн. Мне и моей старшей сестре Дороти на это время разрешали выйти из класса. И вот однажды учительница вдруг начала стыдить меня и назвала трусом. После уроков несколько одноклассников напали на меня и повалили на землю. Но этот случай еще больше укрепил мою решимость «подчиняться Богу как правителю, а не людям» (Деян. 5:29).

 В июле 1942 года, в возрасте 11 лет, я крестился на ферме в баке с водой. Во время школьных каникул мне очень нравилось служить отпускным пионером (тогда так назывались подсобные пионеры). В один год я вместе с тремя другими братьями проповедовал лесорубам на неназначенной территории на севере Онтарио.

1 мая 1949 года я начал служить пионером. Тогда в филиале шла стройка, и меня пригласили принять в ней участие. А 1 декабря я стал членом вефильской семьи в Канаде. Мне поручили работать в типографии и обучили управляться с плоскопечатной машиной. В течение нескольких недель я работал в ночную смену — мы печатали буклет, посвященный преследованию народа Иеговы в Канаде.

Позднее, когда я работал в служебном отделе, меня попросили побеседовать с пионерами, которые ехали проповедовать в Квебек, где противодействие нашей деятельности было особенно сильным. По пути туда они заехали в филиал. Среди этих пионеров была Мэри Зазула из Эдмонтона (провинция Альберта). У нее были православные родители, которые очень ревностно относились к своей вере. Мэри и ее старший брат Джо отказались прекратить изучение Библии, и за это родители выгнали их из дома. В июне 1951 года Мэри и Джо крестились, а полгода спустя начали служить пионерами. Во время нашей беседы я был очень впечатлен тем, как сильно Мэри любит Иегову. Я сказал себе: «Если я не увижу в ней серьезных недостатков, я на ней женюсь». Через девять месяцев, 30 января 1954 года, мы поженились. А уже через неделю нам предложили пройти обучение районному служению, и в течение следующих двух лет мы участвовали в разъездном служении в северной части Онтарио.

Всемирное дело проповеди набирало обороты, и нужно было все больше миссионеров. Мы подумали, что, если нам нипочем суровые канадские морозы зимой и тучи комаров летом, мы сможем выдержать любые трудности, в какую бы страну нас ни назначили. В июле 1956 года мы окончили 27-й класс Школы Галаад, а в ноябре уже были в Бразилии, куда нас назначили миссионерами.

СЛУЖИМ МИССИОНЕРАМИ В БРАЗИЛИИ

Мы приехали в бразильский филиал и стали изучать там португальский язык. Мы выучили несколько основных фраз, а также одноминутное преподнесение журнала и после этого начали проповедовать. Мы решили, что, если человек проявит интерес, мы прочитаем ему из Библии о том, какой будет жизнь под правлением Божьего Царства. В первый же день служения нам встретилась женщина, которая очень внимательно нас выслушала, поэтому я зачитал ей Откровение 21:3, 4 и тут же потерял сознание! Мой организм не привык  к такой жаркой, влажной погоде. Она стала для меня серьезным испытанием.

Мы служили миссионерами в городе Кампус. Сейчас там 15 собраний, но, когда мы туда приехали, в городе была лишь одна уединенная группа. Там же находился миссионерский дом, в котором жили четыре сестры: Эстер Трейси, Рамона Бауэр, Луиза Шварц и Лоррейн Брукс (сейчас Уоллен). В миссионерском доме я помогал в прачечной и заготавливал дрова для приготовления пищи. Однажды в понедельник вечером после изучения «Сторожевой башни» к нам наведался нежданный гость. Пока мы обсуждали прошедший день, моя жена прилегла на диван. Когда она подняла голову с подушки, из-под нее выползла змея. Вот шуму-то было, пока я ее не убил!

В течение года мы осваивали португальский язык, а потом мы получили новое назначение и стали участвовать в районном служении. Мы служили в сельской местности и вели очень простую жизнь. У нас не было электричества, спали мы на циновках, а до собраний добирались на повозке, запряженной лошадью. Во время проповеднической кампании на неназначенной территории мы поехали на поезде в один городок, расположенный в горах, и сняли комнату в пансионе. Филиал прислал нам для распространения 800 журналов. И чтобы забрать все коробки, нам пришлось несколько раз ходить на почту.

В 1962 году по всей Бразилии проходила Школа священного служения для братьев и сестер-миссионерок. Мне поручили в течение полугода проводить занятия в разных городах: в Манаусе, Белене, Форталезе, Ресифи и Салвадоре. В Манаусе я также организовал областной конгресс в знаменитом оперном театре. Из-за ливней бо́льшая часть воды стала непригодной для питья. Кроме того, у нас не было подходящего места, где делегаты конгресса могли бы пообедать. (В то время на конгрессах для делегатов готовили еду.) Я связался с военными, и один доброжелательный офицер позаботился о том, чтобы всем посетителям конгресса предоставили питьевую воду. Также он распорядился, чтобы солдаты установили две большие палатки, в которых мы разместили кухню и кафе.

Пока я был в разъездах, Мэри проповедовала в деловом районе, в котором работали приехавшие в Бразилию португальцы. У них на уме были только деньги, поэтому ей так и не удалось ни с кем поговорить о Библии. Она даже сказала нескольким вефильцам: «Меньше всего на свете мне хотелось бы жить в Португалии». Однако вскоре мы получили письмо, в котором нам предлагали переехать именно в эту страну. Только представьте, что почувствовала Мэри! В то время наша деятельность в Португалии была запрещена, но мы все же согласились туда переехать.

 СЛУЖЕНИЕ В ПОРТУГАЛИИ

В августе 1964 года мы прибыли в столицу Португалии, Лиссабон. Много неприятностей нашим братьям доставляла Португальская тайная полиция (ПИДЕ). Поэтому братья решили, что будет лучше, если нас не станут встречать и если мы какое-то время не будем общаться с местными Свидетелями. Дожидаясь разрешения на пребывание, мы жили в пансионе. А когда нам выдали визы, мы сняли квартиру. В январе 1965 года у нас наконец-то появилась возможность связаться с филиалом. Как же мы были рады впервые за пять месяцев посетить встречу собрания!

Мы узнали, что полиция каждый день устраивала обыски в домах братьев. Залы Царства были закрыты, и встречи собрания проходили в частных домах. Сотни Свидетелей забирали в полицейские участки для установления личности и допроса. С братьями и сестрами обращались очень сурово, пытаясь узнать у них фамилии тех, кто проводил встречи. Поэтому в то время среди братьев было принято называть друг друга не по фамилии, а только по имени, например Жозе или Паулу. Так поступали и мы.

Наша главная задача состояла в том, чтобы обеспечить братьев духовной пищей. Мэри поручили изготавливать трафареты для мимеографа, чтобы печатать статьи для изучения из «Сторожевой башни» и другие публикации.

ЗАЩИТА БЛАГОЙ ВЕСТИ В СУДЕ

В июне 1966 года в Лиссабоне проходил очень важный судебный процесс. Всех 49 членов собрания «Фейжо» привлекли к ответственности за то, что они присутствовали на встрече, которая незаконно проводилась в частном доме. Я готовил их к суду и перекрестному допросу, играя роль прокурора. Мы понимали, что проиграем суд, но в то же время осознавали, что сможем дать хорошее свидетельство. Наш адвокат закончил свою речь, бесстрашно процитировав Гамалиила, жившего в первом веке (Деян. 5:33—39). Это дело широко освещалось прессой. Все братья и сестры были приговорены к заключению на срок от 45 суток до пяти с половиной месяцев. Тот смелый адвокат, который выступал на нашей стороне, согласился изучать Библию и до самой смерти посещал встречи собрания.

В декабре 1966 года меня назначили надзирателем филиала, и я много занимался юридическими вопросами. Мы приложили немало усилий для того, чтобы Свидетели Иеговы могли свободно исповедовать свою веру (Флп. 1:7). Наконец 18 декабря 1974 года мы получили официальное признание. В городе Порту, а также в Лиссабоне прошла историческая встреча, на которой присутствовало в общей сложности 46 870 человек. Чтобы разделить нашу радость, на эту встречу приехали братья Нейтан Норр и Фредерик Френц из всемирного главного управления.

 Теперь благодаря Иегове благая весть могла прозвучать на островах, население которых говорит по-португальски, в том числе на Азорских островах, островах Кабо-Верде, Мадейра, Сан-Томе и Принсипи. Поскольку число Свидетелей Иеговы в этих местах росло, нам понадобилось расширить филиал. 23 апреля 1988 года состоялось посвящение новых зданий филиала, на котором присутствовало 45 522 человека. С речью посвящения выступил брат Милтон Хеншель. Мы были рады, что это историческое событие посетили 20 братьев и сестер, которые раньше служили в Португалии миссионерами.

МЫ УЧИЛИСЬ У ВЕРНЫХ БОГУ БРАТЬЕВ

На протяжении многих лет нашу жизнь обогащало общение с верными Богу братьями. Однажды, помогая брату Теодору Ярачу во время зонального посещения, я извлек для себя важный урок. Филиал, который мы посещали, столкнулся с серьезными трудностями, и члены комитета филиала сделали все возможное со своей стороны, чтобы их разрешить. Видя их переживания, брат Ярач сказал: «Ну а теперь пусть действует святой дух». Много лет назад мы с Мэри были в Бруклине и провели вечер в компании Фредерика Френца и других братьев. Вечер подходил к концу, и брата Френца попросили напоследок рассказать, чему научил его многолетний опыт в служении Иегове. Он ответил: «Самое главное — что бы ни происходило, не оставлять видимую организацию Иеговы. Никакая другая организация не выполняет поручение, которое Иисус дал своим ученикам,— проповедовать благую весть о Божьем Царстве».

Именно так мы с Мэри и делали. Мы с теплотой вспоминаем о том, как посещали разные филиалы. Во время зональных посещений мы ободряли молодых и пожилых братьев и сестер, заверяя их в том, что их верное служение Иегове очень ценно. Мы побуждали их и дальше дорожить тем, что им доверено.

Годы пролетели незаметно, и вот нам уже за 80. У Мэри много проблем со здоровьем (2 Кор. 12:9). Но трудности укрепляют нашу веру и решимость оставаться верными Богу. Оглядываясь на свою жизнь, мы можем с уверенностью сказать, что не раз испытывали на себе Божью незаслуженную доброту *.

^ абз. 29 Дуглас Гест умер 25 октября 2015 года, когда эта статья готовилась к печати. До самой смерти он оставался верным Иегове.