Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Перейти к содержанию

Свидетели Иеговы

русский

СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ (ВЫПУСК ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ) МАРТ 2017

Если дружба в опасности

Если дружба в опасности

Дружба Джанни и Маурицио длится уже полвека. Но было время, когда их дружбе чуть было не пришел конец. Маурицио вспоминает: «В моей жизни был непростой период, когда я совершил несколько серьезных ошибок. Из-за этого мы отдалились друг от друга». Джанни добавляет: «Маурицио изучал со мной Библию. Он стал для меня духовным наставником. Поэтому то, что он сделал, не укладывалось у меня в голове. Когда я понял, что теперь мы не можем быть друзьями, внутри меня что-то оборвалось. Я почувствовал, будто он меня предал».

КРЕПКАЯ дружба — настоящее сокровище, она не зарождается случайно. Если дружба под угрозой, как можно ее сохранить? Нам может помочь Библия. Из нее можно узнать о том, как поступали верные друзья, когда их дружба оказывалась в опасности.

КОГДА ДРУГ ОСТУПАЕТСЯ

У Давида всегда были верные друзья — и когда он был пастухом, и когда стал царем. Возможно, вы сразу подумали об Ионафане (1 Сам. 18:1). Однако он был не единственным другом Давида. Еще Давид дружил с пророком Нафаном. В Библии не говорится, когда началась их дружба. Но, судя по тому, что однажды Давид поделился с ним сокровенными мыслями, он доверял ему как другу. Давид очень хотел построить дом Иегове. Несомненно, царь дорожил мнением Нафана — своего друга и того, на ком был дух Иеговы (2 Сам. 7:2, 3).

Однако потом произошло то, что чуть не разрушило их дружбу. Царь Давид совершил прелюбодеяние с Вирсавией и затем подстроил убийство ее мужа Урии (2 Сам. 11:2—21). Долгие годы Давид оставался  преданным Иегове и поступал справедливо. И тут он совершает тяжелый грех. Что же случилось с этим хорошим царем? Неужели он не понимал, насколько все серьезно? Или он думал, что ему удастся скрыть свой грех от Бога?

Как поступит Нафан? Понадеется ли он на то, что с царем поговорит кто-то другой? Ведь не он один знал, что Давид был виновен в убийстве Урии. Так стоит ли Нафану вмешиваться и рисковать своей давней дружбой с царем? Кроме того, если он открыто с ним поговорит, это может стоить ему жизни. В конце концов, по приказу Давида уже был убит ни в чем не повинный человек.

Однако Нафан был Божьим представителем. Он знал, что, если промолчит, их дружба с Давидом уже никогда не будет прежней, а его самого будет мучить совесть. Давид шел опасным путем, вызывая этим неодобрение Бога. Нужно было срочно помочь царю вернуться к Иегове. И сделать это мог преданный друг, такой как Нафан. Свой разговор с Давидом он начал с примера, который мог затронуть сердце бывшего пастуха. Нафан передал Давиду весть от Бога, но так, что царь осознал, насколько серьезен его грех, и это побудило его раскаяться (2 Сам. 12:1—14).

Допустим, вы узнали, что ваш друг серьезно оступился или совершил тяжелый грех. Вам может казаться, что, если вы его обличите, вашей дружбе конец. Или что вы поступите как предатель, если сообщите обо всем старейшинам, которые могли бы помочь ему духовно. Что вы сделаете в этой ситуации?

Вот что рассказывает Джанни, о котором говорилось выше: «Я понял, что с Маурицио что-то произошло. Он уже не общался со мной так же открыто, как раньше. Я решил с ним поговорить, хотя для меня это было чрезвычайно трудно. Я размышлял: „Он и так все знает. Что нового я могу ему сказать? Его реакция может быть бурной“. Но я стал вспоминать все, что мы вместе с ним изучали, и это придало мне решимости подойти к нему и поговорить. Маурицио всегда так поступал, когда мне требовалась помощь. Мне не хотелось терять друга, но я тревожился за него, поэтому должен был ему помочь».

Маурицио говорит: «Джанни откровенно со мной поговорил — и правильно сделал. Я понял, что ни он, ни Иегова не были виноваты в том, что я столкнулся с последствиями своих поступков. Я принял совет, который мне дали старейшины, и со временем вновь духовно окреп».

КОГДА ДРУГ В БЕДЕ

Давид близко общался и с другими людьми, которые оставались верными ему в испытаниях. Одним из них был Хусий — «друг Давида», как о нем говорится в Библии (2 Сам. 16:16; 1 Лет. 27:33). Вероятно, Хусий был придворным царя, его другом, которому тот иногда давал секретные поручения.

Когда сын Давида, Авессалом, захватил престол, многие израильтяне стали на сторону этого мятежника, но Хусий остался с царем. Давиду пришлось бежать, и Хусий последовал за ним. Предательство сына и тех, кому он доверял, причинило Давиду невыразимую боль. Однако верный Хусий был готов подвергнуть свою жизнь опасности и осуществить план, целью которого было разрушить заговор. Он пошел на это не из чувства долга, а потому, что был царю верным другом (2 Сам. 15:13—17, 32—37; 16:15—17:16).

Как трогательно видеть, что узы, которые объединяют братьев и сестер,— это гораздо больше, чем просто чувство христианского долга! Своими делами они, по сути, говорят: «Я хочу быть тебе другом не потому, что это ожидается от христиан, а потому, что ты на самом деле мне дорог».

 Брат по имени Федерико испытал это на себе. Благодаря поддержке своего близкого друга Антонио он смог преодолеть черную полосу в своей жизни. Федерико вспоминает: «Антонио перешел к нам из другого собрания, и вскоре мы подружились. Мы оба были служебными помощниками, и нам нравилось вместе служить в собрании. Некоторое время спустя его назначили старейшиной. Антонио был мне не только другом, но и примером в духовном отношении». Но однажды Федерико оступился. Хотя он тут же обратился к старейшинам за помощью, служить пионером и служебным помощником он уже не мог. Как повел себя Антонио?

Когда Федерико попал в беду, его друг Антонио выслушивал и поддерживал его

Федерико делится: «Я видел, что Антонио очень переживает за меня. Он так старался меня поддержать. Он всегда был рядом и очень хотел, чтобы я духовно окреп. Он побуждал меня не сдаваться и идти вперед». — «Я стал проводить с Федерико больше времени,— рассказывает Антонио.— Мне хотелось, чтобы он мог открыто делиться со мной всем, что у него на сердце, и даже своей болью». К счастью, со временем Федерико восстановил свои отношения с Богом, и его вновь назначили пионером и служебным помощником. Антонио говорит: «Сейчас мы служим в разных собраниях, но наша дружба стала еще крепче».

ПРОСТИТЕ ЛИ ВЫ ПРЕДАТЕЛЬСТВО?

Что бы вы почувствовали, если бы близкий друг отвернулся от вас, когда вы больше всего нуждались в его поддержке? Мало что ранит так сильно, как предательство. Смогли бы вы простить своего друга и сохранить к нему теплые чувства?

Подумайте о том, что случилось с Иисусом Христом незадолго до его смерти. Он много времени общался со своими верными апостолами, и их связывала крепкая дружба. Иисус по праву мог назвать их друзьями (Иоан. 15:15). Но что произошло, когда его арестовали? Апостолы его оставили. Хотя Петр заявлял, что никогда  не предаст своего Господина, в ту же самую ночь он отрекся от Иисуса (Матф. 26:31—33, 56, 69—75).

Иисус знал, что во время последнего испытания останется совсем один. И все же ему было очень горько, он испытывал душевную боль. Однако то, как он разговаривал со своими учениками спустя несколько дней после воскресения, показало, что в его сердце не было и следа обиды, горечи и разочарования. Иисус не желал подсчитывать промахи своих учеников, а также помнить об их предательстве.

Иисус заверил Петра и других апостолов в том, что по-прежнему им доверяет. Он поручил им участвовать в самой грандиозной в истории просветительной работе и объяснил, как ее выполнять. Иисус продолжал относиться к апостолам как к своим друзьям. Его любовь оставила в их сердце неизгладимый след. Апостолы старались больше никогда не подводить своего Господина. И у них это получилось. Они успешно выполнили задание, которое он поручил своим последователям (Деян. 1:8; Кол. 1:23).

Сестра по имени Эльвира рассказывает о том, что произошло между ней и ее близкой подругой Джулианой: «Когда она сказала мне, как сильно ее ранил мой поступок, я почувствовала себя просто ужасно. Она сердилась на меня и имела на это полное право. Но меня поразило, что в первую очередь она думала именно обо мне и о последствиях моих действий. Я так рада, что она сосредоточилась не на своих чувствах, а на том, какой вред я причиняла себе. Я благодарна Иегове за подругу, для которой мое благополучие важнее ее собственных переживаний».

Итак, как поступит настоящий друг, если дружба окажется в опасности? Он будет говорить по-доброму, но при необходимости прямо. Он поступит как Нафан и Хусий, которые оставались преданными своему другу, когда тот оказывался в беде, и как Иисус, который с готовностью простил своих друзей. А можно ли назвать таким другом вас?