Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Свидетели Иеговы

русский

28 НОЯБРЯ 2016 ГОДА
РОССИЯ

ЧАСТЬ 3 (приложение)

Эксклюзивные интервью. Российские «экспертные заключения» об «экстремизме» вызывают недоверие экспертов из разных стран

Это заключительная из трех статей.

Пытаясь запретить Свидетелей Иеговы, российские власти объявляют экстремистскими их деятельность, а также их перевод Библии «Священное Писание — Перевод нового мира». Суд поручил Центру социокультурных экспертиз в Москве дать экспертную оценку деятельности Свидетелей Иеговы и их литературе.

Пока ожидается возобновление слушаний по обоим делам, некоторые известные ученые в области религиоведения, политологии и социологии, а также специалисты по советской и постсоветской России дали эксклюзивные интервью.

Как бы вы охарактеризовали практикуемый в России метод проведения экспертизы, позволяющей определить, подходит ли кто-то или что-то под определение «экстремистский»?

  • Доктор Герхард Безье

    «По моему мнению, заключения московского Центра социокультурных экспертиз продиктованы политическими, а не научными соображениями» (доктор Герхард Безье, заслуженный профессор в области европеистики Дрезденского технического университета; лектор Стэнфордского университета; директор Института по изучению свободы и демократии имени Зигмунда Ноймана [Германия]).

  • Доктор Джордж Крайссайдс

    «Мне незнакомы имена так называемых экспертов, которых государство попросило высказать мнение об организации Свидетелей Иеговы, но другие специалисты, подлинные знатоки Свидетелей Иеговы в России, поднимают на смех этих „экспертов“. Лично я никогда не слышал о Центре социокультурных экспертиз, и тот факт, что поисковые системы интернета не выдают никаких сведений о нем, говорит сам за себя. Я регулярно присутствую и сам выступаю на научных конференциях, где обсуждаются новые религии, в том числе Свидетели Иеговы. Обычно участники таких конференций указывают свою должность или организацию, которую представляют, но этих так называемых экспертов я там никогда не встречал. Квалификация эксперта определяется багажом его знаний в соответствующей области, публикациями в авторитетных рецензируемых журналах, а также готовностью представлять свои идеи для обсуждения в соответствующих кругах, таких как научные конференции. То, что эти „эксперты“, чье мнение так ценится в России, считают подрывной литературой безобидные книги вроде «Моя книга библейских рассказов» и «Самый великий человек, который когда-либо жил», ставит под вопрос их квалификацию и истинные мотивы» (доктор Джордж Крайссайдс, бывший заведующий кафедрой религиоведения в Вулвергемптонском университете; почетный научный сотрудник в области исследования современных религий Йоркского университета св. Иоанна и Бирмингемского университета [Великобритания]).

  • Кандидат наук Роман Лункин

    «Российская правоохранительная система выдает совершенно смехотворные экспертизы, противоречащие всякому здравому смыслу (и, по-видимому, поощряет открытие лояльных экспертных центров). Что касается специалистов Центра социокультурных экспертиз, которому поручили оценку перевода Библии Свидетелей Иеговы, то ни один из этих экспертов не имеет научной степени в религиоведении, а с литературой Свидетелей Иеговы они даже не знакомы. В их экспертных заключениях используются цитаты из материалов, предоставленных Центром Иринея Лионского — радикальной православной антикультовой организацией, которая известна своими нападками на Свидетелей Иеговы и на многие другие религиозные течения» (кандидат наук Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН в Москве; президент Гильдии экспертов по религии и праву [Россия]).

  • Александр Верховский

    «Религиоведов приглашают крайне редко — даже если дело напрямую касается религии. Сложилась традиция, нашедшая отражение в некоторых документах, согласно которой основными инструментами экспертной оценки являются лингвистика и социопсихология, что в корне неверно» (Александр Верховский, директор Информационно-аналитического центра «Сова» — российской некоммерческой организации, базирующейся в Москве, сферой интересов которой являются проблемы национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества, политический радикализм [Россия]).

  • Доктор Марк Эллиотт

    «Официально назначаемые эксперты, дающие показания по вопросам религии, включая тех, кто выступает против перевода Библии Свидетелей, как правило, не обладают необходимыми знаниями, и их слабо обоснованные „заключения“ по вопросам веры не вызывают должного доверия» (доктор Марк Эллиотт, основатель и главный редактор журнала «Вестник служений и церквей Восток-Запад», университет Асбери в штате Кентукки [Соединенные Штаты]).

  • Кэтрин Косман

    «Решения судов в России зачастую опираются на экспертизы текстов или иных материалов, проводимые так называемыми экспертами, которым платит государство» (Кэтрин Косман, старший политический аналитик по Европе и странам бывшего СССР при Комиссии США по международной религиозной свободе [USCIRF] [Соединенные Штаты]).

  • Роберт Блитт

    «В России давно сложилась практика, когда на основании так называемых „экспертных“ заключений нежелательные религиозные группы подвергаются судебному преследованию. Например, в феврале 2009 года Министерство юстиции Российской Федерации учредило Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы. Этот совет был уполномочен расследовать деятельность религиозных организаций и давать заключения, помимо прочего, о том, придерживается ли данная организация экстремистских взглядов. В то время председателем совета был Александр Дворкин — человек без каких-либо научных степеней в области религиоведения, к тому же на тот момент он уже зарекомендовал себя как самый активный деятель антикультового движения в России. Зачастую люди, назначенные в такие советы, и даже те, кто привлекается прокуратурой в качестве экспертов во время судебных процессов, не обладают необходимой или даже базовой квалификацией. Цель подобных „экспертных“ комиссий заключается в том, чтобы придать вид законности действиям прокуратуры, хотя в последнее время иногда случается, что отдельные комиссии выносят решения не в интересах государственных обвинителей. В любом случае к оценкам этих и им подобных комиссий нужно относиться с особой осторожностью» (Роберт Блитт, профессор права в Университете Теннесси; бывший специалист по международному праву при Комиссии США по международной религиозной свободе [USCIRF] [Соединенные Штаты]).

  • Доктор Эмили Бэран

    «Во время затяжной судебной баталии в московских судах вокруг регистрации местной религиозной организации в Москве шли в ход так называемые заключения экспертов о том, что Свидетели нарушают закон, разрушают семьи, наносят вред здоровью и разжигают межрелигиозную рознь. Вообще-то, всегда можно отыскать „эксперта“, готового подтвердить, что Свидетели опасны, даже если такое заключение противоречит очевидным фактам» (доктор Эмили Бэран, профессор-ассистент истории России и Восточной Европы в Государственном университете Мидл Теннесси [Соединенные Штаты]).

  • Доктор наук Людмила Филипович

    «В течение последних 25 лет в России и Украине по-разному складывалась ситуация в правовом, политическом и интеллектуальном отношении. Впрочем, по моим сведениям, к настоящему моменту в России практически не существует непредвзятой теологической экспертизы как таковой. У экспертов (как правило, ученых) может быть разная квалификация, их деятельность не регулируется никакими конкретными законами. К экспертной оценке привлекают людей предвзятых, конфессионально ориентированных, обычно православных. Ввиду этого, они просто не могут объективно и непредвзято оценивать иные религии. Убежденные, что все остальные религии ложные, они с „праведным негодованием“ отстаивают чистоту своей веры, в эмоциональной и агрессивной манере клеймя всех остальных „экстремистами“» (Людмила Филипович, профессор, заведующая отделом истории религии и практического религиоведения Института философии НАН Украины; вице-президент Украинской ассоциации религиоведов [Украина]).

  • Доктор наук Екатерина Элбакян

    «Сегодня в России религиоведческая экспертиза зачастую проводится некомпетентными людьми, которые действуют „по указке“ и не вольны опубликовывать объективные результаты своих исследований. Я видела своими глазами те видеоматериалы, на основании которых Свидетелей Иеговы обвиняли в экстремизме. Дважды я давала подробные объяснения, что это типичные христианские богослужения, не имеющие ничего общего с экстремизмом, однако суд оставил мнение эксперта без внимания. Трудно не увидеть здесь явно выраженной тенденции к религиозной дискриминации. Пока сохраняется такое отношение, есть серьезные опасения, что верующих и дальше будут клеймить „экстремистами“ за их верования» (доктор наук Екатерина Элбакян, профессор кафедры социологии и управления социальными процессами московской Академии труда и социальных отношений; член Европейской ассоциации по изучению религии; главный редактор русских изданий журналов «Вестминстерский словарь теологических терминов», «Религиоведение» и «Энциклопедия религий» [Россия]).

  • Мелисса Хупер

    «Я не участвовала в судебных делах, в ходе которых кого-либо или что-либо объявляли „экстремистским“. Однако я участвовала в делах, где предпринимались похожие действия с целью определить, продиктован ли чей-то поступок религиозной ненавистью, разжигает ли он расовую вражду или нетерпимость. В таких делах экспертов набирают в зависимости от того, согласуется ли их мнение с позицией властей. Выбираются обычно те эксперты, для которых наука и доказательства — пустой звук. Когда такой эксперт проводит свое „исследование“, его заключение зачастую противоречит очевидным фактам и основывается целиком на личном мнении эксперта» (Мелисса Хупер, юрист, директор проектов организации «Хьюман райтс фёрст»; бывший региональный директор программы правовых инициатив в Москве при Американской ассоциации юристов [Соединенные Штаты]).

Контактные лица:

Россия: Ярослав Сивульский. Тел. +7 812 702-26-91

Другие страны: Давид Симонян. Информационная служба. Тел. +1 718 560-50-00