Перейти к основным материалам

Перейти к дополнительному меню

Свидетели Иеговы

русский

18 НОЯБРЯ 2016 ГОДА
РОССИЯ

ЧАСТЬ 2 (приложение)

Эксклюзивные интервью. Эксперты осуждают попытки запретить «Священное Писание — Перевод нового мира» в России

Эксклюзивные интервью. Эксперты осуждают попытки запретить «Священное Писание — Перевод нового мира» в России

Это вторая из трех статей.

Совсем немного времени прошло с тех пор, как президент Владимир Путин внес в законодательство поправку, недвусмысленно исключающую возможность запрета некоторых священных текстов, а российские власти уже предпринимают попытки запретить и объявить «экстремистским» изданный Свидетелями Иеговы перевод Библии «Священное Писание — Перевод нового мира». Суд поручил Центру социокультурных экспертиз в Москве дать экспертную оценку переводу Библии Свидетелей Иеговы. Пока ожидается возобновление слушаний по этому делу, некоторые известные ученые в области религиоведения, политологии и социологии, а также специалисты по советской и постсоветской России дали эксклюзивные интервью.

Что думают ученые-библеисты о «Священном Писании — Переводе нового мира» и как они оценивают качество перевода, сделанного Свидетелями Иеговы?

  • Доктор Ринго Рингве

    «„Перевод нового мира“ можно поставить в один ряд со многими другими переводами, которые отражают искренние усилия понять и передать значение оригинального текста как можно точнее. Все переводы, издаваемые религиозными организациями, следуют определенным богословским традициям, и „Перевод нового мира“ не исключение — в нем, к примеру, последовательно используется имя Иегова. Но это не значит, что перевод не заслуживает доверия. В 2014 году вышел „Перевод нового мира“ на эстонском языке. Перевод привлек серьезное внимание эстонских переводчиков Библии, среди них были как члены разных христианских конфессий, так и представители научных кругов. По мнению многих, перевод легко и приятно читать. В 2014 году „Перевод нового мира“ на эстонском языке занял третье место по результатам всеобщего голосования на соискание награды „Дело года в сфере языка“, проводимого Министерством образования и науки» (доктор Ринго Рингве, советник по делам религии при министерстве внутренних дел Эстонии; внештатный профессор сравнительного религиоведения в Богословском институте Эстонской евангелическо-лютеранской церкви [Эстония]).

  • Кандидат наук Роман Лункин

    «У религиоведов нет никаких сомнений в том, что Свидетели Иеговы исповедуют основополагающие ценности и принципы Библии. К тому же они серьезно подходят к переводу Библии» (кандидат наук Роман Лункин, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН в Москве; президент Гильдии экспертов по религии и праву [Россия]).

  • Доктор наук Екатерина Элбакян

    «Общеизвестно, что сегодня существует большое количество переводов Библии, начиная с перевода Ветхого Завета на греческий язык (Септуагинта) и заканчивая переводом всей Библии на современные языки, включая русский. Естественно, что каждый перевод имеет свои особенности по причине специфики понятийного ряда каждого языка. Но самое главное — суть первоисточника остается в каждом переводе Библии неизменной, независимо от ее интерпретаций. Перевод Библии „Нового мира“, на мой взгляд, является одним из таких переводов» (доктор наук Екатерина Элбакян, профессор кафедры социологии и управления социальными процессами московской Академии труда и социальных отношений; член Европейской ассоциации по изучению религии; главный редактор русских изданий журналов «Вестминстерский словарь теологических терминов», «Религиоведение» и «Энциклопедия религий» [Россия]).

  • Доктор Герхард Безье

    «„Перевод нового мира“ получил высокую оценку среди ученых-библеистов всего мира, представляющих различные конфессии» (доктор Герхард Безье, заслуженный профессор в области европеистики Дрезденского технического университета; лектор Стэнфордского университета; директор Института по изучению свободы и демократии имени Зигмунда Ноймана [Германия]).

  • Людмила Филипович

    «Предлагаемый Свидетелями Иеговы перевод Библии выполнен не какой-то группой верующих энтузиастов-любителей. Это грандиозный многолетний труд большого числа профессиональных переводчиков, в том числе известных лингвистов, а также лучших специалистов по древним языкам. Эксперты — говоря точнее, ученые-библеисты,— которые исследуют новый перевод Свидетелей, не находят разницы между этим новым и существующими старыми переводами и не усматривают никаких экстремистских нововведений, будто бы привнесенных Свидетелями Иеговы. Устаревшие и вышедшие из употребления слова, понятия и выражения переданы современным языком. Протестанты спокойно восприняли этот перевод, считая его частью всемирной библейской образовательной деятельности» (Людмила Филипович, профессор, заведующая отделом истории религии и практического религиоведения Института философии НАН Украины; вице-президент Украинской ассоциации религиоведов [Украина]).

  • Доктор Джордж Крайссайдс

    «Это правда, что „Перевод нового мира“ подвергался критике ученых-конформистов. Но эта критика была направлена на определенные доктринальные аспекты, от которых зависит перевод некоторых ключевых библейских текстов. Свидетели Иеговы не добавили к тексту Библии ничего, что побуждало бы к экстремизму и насильственным действиям. Напротив, Свидетели всегда используют Библию для того, чтобы поддерживать мир и противостоять насилию» (доктор Джордж Крайссайдс, бывший заведующий кафедрой религиоведения в Вулвергемптонском университете; почетный научный сотрудник в области исследования современных религий Йоркского университета св. Иоанна и Бирмингемского университета [Великобритания]).

  • Фрэнк Равич

    «Могу определенно заявить, что это не „экстремистская“ публикация, а сам перевод я назвал бы весьма достойным. Так как я знаю несколько языков — английский, японский и иврит,— мне видны погрешности любого перевода, но в „Переводе нового мира“ их не больше, чем в других достойных переводах, и меньше, чем в некоторых из них, например в Библии короля Якова» (Фрэнк Равич, профессор права, кафедра права и религии Уолтера Стоуэрса при Университете штата Мичиган [Соединенные Штаты]).

  • Доктор Аин Риистан

    «Переводы Библии не бывают идеальными, на то есть немало причин. Некоторые места в „Переводе нового мира“ лично я перевел бы иначе, но это можно сказать о любом переводе. Я не специалист по русскому языку (хоть и понимаю его), так что не могу судить о литературных достоинствах русского перевода. „Перевод нового мира“ на эстонском языке, опубликованный в 2014 году, был хорошо воспринят читателями. В связи с высоким качеством перевода текста на эстонский язык и его ясностью выход в свет этой Библии был назван „литературным событием года“. Благодаря устоявшейся методике, которая используется при переводе текста „Священного Писания — Перевода нового мира“ на разные языки, конечный текст содержит одни и те же мысли, а небольшие отличия обусловлены особенностями языка перевода. Я не вижу разительных отличий между русским и эстонским переводами. Поэтому могу с уверенностью утверждать, что этот перевод достоин доверия и уж тем более не является опасным или „экстремистским“ материалом» (доктор Аин Риистан, преподаватель Нового Завета в Школе богословия и религиоведения при Тартуском университете; адъюнкт-профессор богословия свободных церквей и истории религий в Тартуской богословской семинарии [Эстония]).

  • Доктор Базилиус Грен

    «К сожалению, многие представители власти, которые принимают решения конфисковать Библии Свидетелей, чаще всего имеют весьма смутное представление о вере и Священном Писании. Безусловно, „Священное Писание — Перевод нового мира“ в целом замечательный перевод, и, в то же время, перевод отдельных мест может вызывать споры — но такое можно сказать и о других переводах, в том числе и сделанных Римско-католической церковью, к которой я принадлежу (доктор Базилиус Грен, руководитель программы ЮНЕСКО [Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры] «Межкультурный и межрелигиозный диалог по Юго-Восточной Европе», проводимой Карл-Франценз-университетом; профессор богослужебного и сакраментального богословия, руководитель Института богослужения, христианского искусства и изучения церковных песнопений при Грацском университете [Австрия]).

  • Доктор Очин Садок

    «Как ученый, я считаю, что представителям властей нет никакой необходимости давать оценку „Переводу нового мира“. Это религиозный текст, и его оценка не входит в компетенцию властей демократического государства. Утверждение, что „Перевод нового мира“ опасный и экстремистский, абсурдно» (доктор Очин Садок, преподаватель общественного права, заведующий кафедрой социальных, юридических и экономических наук в Университете Верхнего Эльзаса [Франция]).

  • Доктор Уильям Каванаф

    «В общем, я считаю, что большинство ученых уважительно относятся к переводу Библии Свидетелей Иеговы, хотя кто-то может не согласиться с тем, как были переведены отдельные слова и выражения» (доктор Уильям Каванаф, профессор в области исследований католицизма, директор Центра мирового католицизма и межкультурного богословия при Университете Де Поля [Соединенные Штаты]).

Что вы думаете о попытках российских властей запретить перевод Библии Свидетелей Иеговы как «экстремистский»?

  • «Я думаю, что запрет на ввоз в Российскую Федерацию перевода Библии „Нового мира“ прямо противоречит дополнению к статье 3 Федерального закона об экстремизме, подписанному В. В. Путиным осенью 2015 года, поскольку в Законе ничего не говорится о переводах священных текстов. Как мы знаем, ни одна из перечисленных сакральных книг (Библия, Коран, Танах, Ганджур) не была написана ни на русском, ни на церковно-славянском языках, а следовательно, они используются в Российской Федерации только в том или ином переводе, которых, повторяю, много. Вместе с тем в Законе не указывается, какие именно переводы священных книг допустимо использовать на территории Российской Федерации, а какие запрещены. Следовательно, любые переводы могут быть использованы, а запрет на тот или иной перевод является противозаконным» (доктор наук Екатерина Элбакян [Россия]).

  • Доктор Дерек Дэвис

    «Любой запрет чисто религиозного материала сам по себе вызывает подозрения, а уж тем более когда речь идет о переводе Библии, который на протяжении многих лет используется в богослужениях такой известной и уважаемой религиозной группой, как Свидетели Иеговы. Различные христианские конфессии пользуются десятками переводов Библии, и эти переводы никто не пытается запретить. Поэтому становится ясно, что мишенью российских властей являются сами Свидетели Иеговы, а не их Библия» (доктор Дерек Дэвис, поверенный в суде, ранее директор Института изучения церкви и государства имени Дж. Доусона при Бэйлорском университете [Соединенные Штаты]).

  • Доктор Джеффри Хейнз

    «Попытки России, как участника Международного пакта о гражданских и политических правах [МПГПП], запретить такую Библию идут вразрез с конвенциями о свободе вероисповедания» (доктор Джеффри Хейнз, профессор политических наук и директор Центра религиоведения, конфликтов и сотрудничества при Лондонском университете Метропо́литен; координатор постоянной группы по вопросам религии и политики Европейского консорциума политических исследований [Великобритания]).

  • «В России, где религиозное чувство всегда лежало в основе культуры и процессов развития, власти начинают рассматривать религию как подозрительный и ненадежный элемент. Трудно даже вообразить, что принятие закона, дающего неприкосновенность одним священным текстам, могло бы привести к запрету других священных текстов! А тем временем „богословско-правовой“ механизм отделения святого от несвятого уже запущен. Первыми пострадали Свидетели Иеговы и их перевод Библии, что не вызывает удивления — политически мотивированная кампания против Свидетелей идет уже с 2009 года» (кандидат наук Роман Лункин [Россия]).

  • Уильям Боуринг

    «Я совершенно убежден, что властям России было вполне достаточно того, что „Перевод нового мира“ издан Свидетелями Иеговы, чтобы наложить запрет на его распространение. Конечно, такая позиция совершенно нелепа, поскольку Библия остается Библией, так же как Коран — Кораном. У меня нет оснований сомневаться в том, насколько добросовестно подошли Свидетели к работе над „Переводом нового мира“» (Уильям Боуринг, профессор права, руководитель правозащитной программы LLM/MA «Хьюман райтс», проводимой Юридической школой Биркбек при Лондонском университете; барристер палат «Миддл-Темпл» и «Грейс-Инн» [Великобритания]).

  • Доктор наук Вильям Шмидт

    «Я не уверен, что эти поправки не распространяются на Свидетелей Иеговы или некие иные малые (в том числе и новые) религиозные движения. Данный случай скорее указывает на проблему политико-правового характера — отсутствие общего подхода к пониманию и оценке государственно-религиозных отношений как особого типа институтов гражданско-политического характера и сферы социально-политической жизни. В стране до сих пор нет четко декларированных принципов и подходов на уровне государственной политики (концепции, стратегии, программы) в сфере государственно-религиозных отношений. Эта политико-правовая неопределенность провоцирует не только общую криминализацию сферы из-за преследования как корпоративных интересов, так и избирательного применения правовой нормы, но наносит ущерб в целом религиозной сфере и межрелигиозному диалогу, поскольку приводит к политическим спекуляциям вокруг ценностей высшего уровня и их диффамации. Общим местом для каждой религиозной традиции является почитание священных текстов святыней. Каждая традиция не только формирует такой корпус, но и утверждает его канон» (доктор наук Вильям Шмидт, главный редактор журнала «Евразия: духовные традиции народов»; профессор кафедры национальных и федеративных отношений Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации [Россия]).

  • «Не вижу никаких объективных причин, по которым российские власти должны предвзято относиться к „Переводу нового мира“. В переводе Библии Свидетелей определенно нет ничего экстремистского. Этот перевод тесно придерживается еврейского и греческого текстов, и содержание по большей части соответствует содержанию наиболее распространенных переводов» (доктор Джордж Крайссайдс [Великобритания]).

  • Доктор Томас Бремер

    «Такое ощущение, что, однажды признав Свидетелей Иеговы экстремистской организацией, российское правительство и дальше действует в согласии с этим решением — такой подход можно и нужно признать неверным» (доктор Томас Бремер, ранее научный сотрудник Центра Джордана по углубленному изучению России при Нью-Йоркском университете; профессор экуменического богословия, исследователь восточных церквей, исследователь в области мира, Мюнстерский университет [Германия]).

  • Доктор Джим Бекфорд

    «Все это меня не удивляет. Это является продолжением политики и методов, практиковавшихся в Советском Союзе по отношению к религиозным меньшинствам. Только теперь вместо запрета на почти любую религиозную деятельность Россия предпочитает держать под контролем религиозные меньшинства посредством псевдо-правовых административных мер, которые якобы призваны защищать общественный порядок и противодействовать опасному экстремизму» (доктор Джим Бекфорд, член Британской академии; заслуженный профессор социологии в Уорикском университете; ранее президент Общества по научному изучению религии в США [Великобритания]).

  • Кандидат наук Дмитрий Узланер

    «За всеми недавно принятыми законами в сфере религии стоит следующая идея: есть так называемые традиционные религии (для России это, прежде всего, Русская православная церковь, а также ислам, иудаизм и буддизм), а есть нетрадиционные (Свидетели Иеговы и прочие). В соответствии с этой идеей, традиционные религии должны пользоваться особой благосклонностью государства, поскольку они оказывают положительное воздействие на российское общество, в то время как деятельность нетрадиционных религий нужно контролировать и ограничивать, ведь они привносят чуждые российскому обществу ценности и образ жизни. Поэтому едва ли стоит ожидать, что новые законы о недопустимости запрета четырех священных текстов и о защите чувств верующих будут использованы на благо Свидетелей Иеговы и других религиозных меньшинств. Однако, на мой взгляд, как Свидетели Иеговы, так и другие мирные религиозные меньшинства на территории Российской Федерации вправе пользоваться религиозными свободами, которые прописаны в Конституции» (кандидат наук Дмитрий Узланер, доцент, Московская высшая школа социальных и экономических наук; главный редактор журнала «Государство, религия, церковь в России и за рубежом» [Россия]).

  • Эрик Рассбах

    «Свидетелям Иеговы должны предоставить полное право на использование их перевода Библии. Возможность использовать Писание является неотъемлемой частью религиозной свободы, и существуют буквально сотни разных переводов Библии, каждым из которых пользуется какая-то определенная конфессия. То, что из всех переводов именно перевод Свидетелей признают „экстремистским“, по сути своей неверно, кроме того это еще и существенным образом затруднит Свидетелям возможность жить в согласии с их верой» (Эрик Рассбах, заместитель генерального советника Фонда Беккета в поддержку религиозной свободы [Соединенные Штаты]).

  • Доктор Эмили Бэран

    «Любые правовые запреты, налагаемые на переводы Библии, являются надругательством над самой идеей религиозной терпимости, особенно когда мишенью становится какое-то религиозное меньшинство и используемый им перевод Писаний. Правительство не должно вмешиваться в богословские дебаты о том, какой перевод Библии правильный» (доктор Эмили Бэран, профессор-ассистент истории России и Восточной Европы в Государственном университете Мидл Теннесси [Соединенные Штаты]).

  • Эндрю Вуд

    «В настоящее время имеется тесная связь между российским государством и Русской православной церковью (РПЦ), которая, как и сама Россия, имеет некоторые разногласия с остальным православным миром. Я полагаю, РПЦ не готова признать, что „Перевод нового мира“ — изданный Свидетелями перевод Библии — может рассматриваться как достоверный текст Священного Писания, которым пользуется одно из четырех признанных в России религиозных направлений: иудаизм, христианство, ислам или буддизм. Также и у светских властей укоренился образ мыслей, согласно которому они будут стараться ограничить влияние тех, кто полагается на свои собственные тексты и верования, а также пресекать их попытки делиться с другими своими убеждениями. Даже тот факт, что Свидетели Иеговы существуют в России еще с царских времен, не может изменить этих укоренившихся предубеждений, что ясно видно из многолетней истории преследования Свидетелей в России» (Эндрю Вуд, сотрудник российско-евразийской программы Чатем-Хаус, Королевского института международных отношений; ранее британский посол в России с 1995 по 2000 год [Великобритания]).

  • «Целью запрета „Священного Писания — Перевода нового мира“, как и других книг, является монополизация духовной жизни в России, в том числе и права на перевод Священного Писания. Кроме перевода Библии Свидетелей Иеговы Русская православная церковь не признает многие другие переводы, в том числе Вульгату — католическую Библию на латинском языке. Католики, в свою очередь, не признают лютеранскую Библию» (Людмила Филипович [Украина]).

  • Доктор Зои Нокс

    «На первый взгляд, поправки к закону о противодействии экстремизму как будто бы способствуют защите христианской Библии от цензуры и запрета. На самом же деле похоже, что под защитой оказались не сами священные тексты, а лишь отдельные их переводы. Ввоз „Перевода нового мира“ был прекращен не из-за его содержания, а из-за происхождения, ведь его издали Свидетели Иеговы. Свидетели во многих отношениях воспринимаются как вызов русским традициям: начиная с их повседневной жизни и религиозных убеждений и кончая устройством собрания и собственным переводом Библии. В довершение всего, их считают американской сектой. В итоге Свидетелей воспринимают как нечто чужеродное, не имеющее права на существование в России» (доктор Зои Нокс, адъюнкт-профессор современной истории России в Университете Лестера [Великобритания]).

  • Кэтрин Косман

    «Изъятие партии Библий Свидетелей Иеговы дает понять, что, по мнению российских властей, приемлемыми с точки зрения закона можно считать только определенные переводы Библии — и это является очередным нарушением религиозной свободы. Российскому правительству стоит провести серьезные реформы в своем законодательстве, касающемся противодействия экстремизму, в согласии с рекомендациями Европейского суда по правам человека, Венецианской комиссии и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе» (Кэтрин Косман, старший политический аналитик по Европе и странам бывшего СССР при Комиссии США по международной религиозной свободе [USCIRF] [Соединенные Штаты]).

  • «Я не поддерживаю запрет переводов священных текстов. Все усилия России контролировать проявления веры объясняются тесной связью между Русской православной церковью и русскими националистическими настроениями. Многие русские были обеспокоены наплывом иностранных проповедников, который наблюдался в России после распада Советского Союза. Людям казалось, что Русской православной церкви нужно время, чтобы оправиться от последствий коммунистического правления» (доктор Уильям Каванаф [Соединенные Штаты]).

  • Доктор Джон Бернбаум

    «Я отстаиваю право Свидетелей на использование собственного перевода Библии, в котором отражены результаты их исследований Слова Бога. Гражданские власти не должны вмешиваться в перевод и издание религиозных материалов. Свобода вероисповедания является одним из основополагающих прав человека, и справедливые гражданские власти должны способствовать свободному выражению самых различных религиозных взглядов» (доктор Джон Бернбаум, президент Русско-Американского института в Москве [Соединенные Штаты]).

  • Александр Верховский

    «С нашей точки зрения, „Перевод нового мира“ не содержит признаков экстремизма. Мы расцениваем преследования Свидетелей Иеговы в России, запрет их литературы и ликвидацию их общин как религиозную дискриминацию» (Александр Верховский, директор Информационно-аналитического центра «Сова» — российской некоммерческой организации, базирующейся в Москве, сферой интересов которой являются проблемы национализма и ксенофобии, взаимоотношения религии и общества, политический радикализм [Россия]).

  • Доктор Реджи Дерикебург

    «Библия, переведенная Свидетелями Иеговы, не имеет никакого отношения к политической борьбе против российского общества. Это всего лишь один из переводов. Непонятно, как Библия Свидетелей Иеговы может быть „экстремистской“. Будь она таковой, ее бы запретили в других демократических странах, которые опасаются политического экстремизма. Однако ни в одной из демократических стран эта Библия не запрещена» (доктор Реджи Дерикебург, социолог, адъюнкт-профессор, специалист по новым религиозным движениям; факультет сравнительного изучения религии и гуманизма в Антверпене [Бельгия]).

  • Доктор Марк Эллиотт

    «Как это ни печально, сегодня в России представители этнических и религиозных меньшинств нередко страдают от нарушений прав человека. Дело в том, что расширенное определение „экстремизма“, которое используют российские чиновники-ксенофобы, можно применить практически к любому переводу христианской Библии, включая изданный в 1876 году русский Синодальный перевод» (доктор Марк Эллиотт, основатель и главный редактор журнала «Вестник служений и церквей Восток-Запад», университет Асбери в штате Кентукки [Соединенные Штаты]).

  • «В России были бы рады, если бы христианство было представлено исключительно Русской православной церковью и ее литературой. В настоящее время и другие религиозные группы помимо Свидетелей Иеговы тоже сталкиваются с серьезными трудностями в России,— которая, по сути, возвращается к взглядам, характерным для царского времени. Особенную неприязнь в России вызывают религии, имеющие большое число последователей в Соединенных Штатах» (доктор Герхард Безье [Германия]).

  • Доктор Сильвио Феррари

    «Я бы назвал беспрецедентными для Европы попытки объявить вне закона русскоязычный перевод Библии Свидетелей Иеговы и признать его „экстремистским“. К тому же, хотя закон о недопустимости запрета „Библии, Корана, Танаха и Ганджура, их содержания и цитат из них“ сам по себе является неплохой инициативой, в нем прослеживается явная дискриминация по отношению к священным текстам других религий. Это разделение сделано безо всяких доказательств того, что последние являются более „экстремистскими“, чем первые, и потому явно противоречит здравому смыслу» (доктор Сильвио Феррари, пожизненный почетный президент Международного консорциума по правоведению и религиоведению; один из главных редакторов издания оксфордского журнала «Право и религия», один из основателей Европейского консорциума по исследованию отношений Церкви и Государства, профессор права, религии и церковного права в Миланском университете [Италия]).

  • «Когда правительство начинает решать, какие переводы священных текстов являются „правильными“ или допустимыми, создается весьма опасное положение. Такие вопросы должны решаться не правительством, а самими верующими в ходе соответствующих дискуссий и дебатов. Существует множество переводов и толкований священных текстов, в том числе и Библии, и когда правительство пытается навязать верующим свое собственное толкование религиозных истин, это грубо нарушает принципы религиозной свободы, гарантируемой международным правом» (доктор Каролин Эванс, заведующая кафедрой права Гаррисона Мура в Мельбурнской школе права; член редколлегий изданий «Религия и международное право» и «Право и религия в исторической и теоретической перспективе» [Австралия]).

  • Доктор Хавьер Мартинес-Торрон

    «Не могу отыскать в европейском международном праве никакого основания для запрета священного текста той или иной религиозной общины, если этот текст не способствует разжиганию ненависти и нарушению общественного порядка. Вынесение суждений об ортодоксальности религии и священного текста не входит в компетенцию государства» (доктор Хавьер Мартинес-Торрон, профессор права, возглавляющий факультет религии и права в Юридической школе при Университете Комплутенсе [Испания]).

  • Роберт Блитт

    «Как давно уже закреплено в МПГПП, тот факт, что та или иная религия „провозглашена в качестве официальной или традиционной... не должен... наносить ущерб осуществлению любого из прав“. Таким образом, если наделять привилегиями определенные „традиционные“ религиозные группы и при этом ущемлять свободу представителей других, „нетрадиционных“ религий, это будет нарушением закона о недопустимости дискриминации по религиозному признаку и приведет к лишению равных прав на защиту, гарантируемых МПГПП» (Роберт Блитт, профессор права в Университете Теннесси; бывший специалист по международному праву при Комиссии США по международной религиозной свободе [USCIRF] [Соединенные Штаты]).

  • «Если от дискриминации со стороны российских властей защищены только традиционные религии, тогда речь, скорее, идет о борьбе с иностранным влиянием, а не с самой религией. На политическом уровне в России сегодня наблюдается некое противодействие любому мнению или движению, которое в политическом и религиозном плане могло бы способствовать разобщенности внутри страны. Российские власти хотели бы исключить любое иностранное влияние на территории страны. Они убеждены, что любые новообразованные религиозные меньшинства, такие как Свидетели Иеговы, усиливают иностранное влияние в стране. По мнению российских властей, Свидетели Иеговы воспринимаются в первую очередь как религия, перекочевавшая с североамериканского континента, который считается источником нежелательного для России влияния. Таким образом, правовая сторона вопроса на самом деле мало беспокоит российские власти. Судебные действия в отношении Свидетелей — просто предлог» (доктор Садок [Франция]).

  • Доктор Марко Вентура

    «Вмешательство властей грубо нарушает неотъемлемые права религиозных общин, институтов и организаций на издание, ввоз и распространение религиозных публикаций и материалов, в первую очередь священных текстов, таких как „Перевод нового мира“ Свидетелей Иеговы. В этом отношении политика ограничений дошла до того, что гражданские власти считают себя вправе попирать основополагающую свободу религиозных руководителей самостоятельно решать, какой перевод и толкование Писаний им больше подходит. Поступая так, российские гражданские власти пренебрегают своим долгом сохранять нейтралитет и непредвзятое отношение к религиозным истинам и текстам» (доктор Марко Вентура, профессор религии и права в Сиенском университете; директор Центра религиозных исследований при Фонде Бруно Кесслера; научный сотрудник Центра по праву, религии, предпринимательству и социологии при Страсбургском университете во Франции [Италия]).

  • «По моему мнению, проблема заключается в сомнительном состоянии религиозных свобод в России. Свидетели Иеговы не единственная религиозная группа, которая в последнее время сталкивается с этой проблемой. Однако больше всего меня беспокоит наложение запрета на тот или иной перевод Библии. Ведь если запретить один перевод, значит, в принципе, можно запретить и все остальные. Получается, что поправка относится только к текстам на языках оригинала (в случае Библии это еврейский, арамейский и греческий). Кстати, как тогда быть с различающимися рукописями одних и тех же библейских текстов? Даже это одно затруднение ясно показывает, каким произволом является данный запрет. Налагая запрет на какой-либо материал, нельзя опираться лишь на его перевод» (доктор Риистан [Эстония]).

Контактные лица:

Россия: Ярослав Сивульский. Тел. +7 812 702-26-91

Другие страны: Давид Симонян. Информационная служба. Тел. +1 718 560-50-00