Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

«Меня воспитали атеистом»

«Меня воспитали атеистом»

 «Меня воспитали атеистом»

ФРАНТИШЕК Вискочил, профессор Университета Чарльза в Праге, всемирно известен своими изысканиями в области нейрофизиологии. Сегодня он твердо верит в Бога, хотя когда-то был атеистом. В интервью корреспонденту «Пробудитесь!» профессор Вискочил объясняет, почему он изменил свои убеждения.

Как вы относились к религии до того, как начали карьеру ученого?

Меня воспитали атеистом, и отец часто высмеивал духовенство. В 1963 году я закончил колледж и получил ученую степень по биологии и химии. Будучи студентом, я считал, что теория эволюции полностью объясняет многообразие жизни на земле.

Расскажите немного о вашей научной работе.

Став доктором наук, я изучал химические и электрические свойства нервных синапсов. Я также исследовал нейроны, действие натриевых насосов, трансплантацию и десенсибилизацию. Многие мои работы были опубликованы, и некоторые статьи вошли в классическую науку. Со временем я стал членом научного общества Чешской Республики — группы ученых, избираемых своими коллегами. После декабрьской Бархатной революции 1989 года я получил должность профессора в Университете Чарльза. Мне разрешили посещать страны Запада и встречаться с разными учеными, среди которых были и нобелевские лауреаты.

Вы когда-нибудь думали о Боге?

В каком-то смысле, да. Иногда я размышлял над тем, почему многие высокообразованные люди, в том числе некоторые мои коллеги-профессора, верили в Бога, хотя из-за коммунистического режима они не выражали свои взгляды открыто. Я же считал, что Бога изобрели люди. Кроме того, меня глубоко возмущало, что во имя религии совершались ужасные злодеяния.

Почему вы изменили свое отношение к теории эволюции?

Я засомневался в истинности этой теории, когда изучал синапсы. Меня глубоко поразила невероятная сложность связей между нервными клетками, хотя считалось, что в этом нет ничего особенного. Я недоумевал: разве возможно, чтобы синапсы и лежащие  в их основе генетические программы были просто результатом слепого случая? Это казалось маловероятным.

Однажды, где-то в начале 1970-х, я присутствовал на лекции одного известного русского профессора. Он утверждал, что живые организмы не могут быть результатом случайных мутаций и естественного отбора. Кто-то из аудитории спросил, как же тогда все появилось. Профессор достал из кармана пиджака маленькую Библию на русском языке, поднял ее и сказал: «Почитайте Библию, особенно Бытие,— там описано сотворение мира».

После доклада я подошел к этому профессору и спросил, серьезно ли он говорил о Библии. Вот что он ответил: «Обычная бактерия может делиться почти каждые 20 минут. Она состоит из сотен различных белков, в каждом из которых 20 разных аминокислот. Те, в свою очередь, образуют цепи, состоящие из нескольких сотен аминокислот. По мнению ученых, жизнь на земле существует 3—4 миллиарда лет. Однако, чтобы бактерия эволюционировала путем последовательных полезных мутаций, требуется гораздо больше времени». С точки зрения профессора, библейская книга Бытие гораздо ближе к истине.

Как повлияли на вас слова профессора?

Его наблюдения, а также мои собственные сомнения побудили меня обсудить этот вопрос с некоторыми верующими коллегами и друзьями. Но я нашел их доводы неубедительными. Тогда я поговорил с одним фармакологом, Свидетелем Иеговы. В течение трех лет он объяснял Библию мне и моей жене, Эме. Нас поразили две вещи. Во-первых, оказалось, что традиционное «христианство» не имеет ничего общего с Библией. Во-вторых, хотя Библия и не научная книга, она прекрасно согласуется с истинной наукой.

Помешало ли вашей научной работе то, что вы изменили свои взгляды?

Ничуть. Любой хороший ученый, независимо от своих убеждений, должен быть максимально объективным. Но моя вера изменила меня самого. Например, я стараюсь не быть слишком самоуверенным и честолюбивым и не кичусь своими научными достижениями. Я благодарен Богу за те способности, которые он мне даровал. И, вместо того чтобы, игнорируя факты, приписывать удивительное устройство окружающего мира слепому случаю, как и многие другие ученые, я спрашиваю себя: «Как Бог это сделал?»

[Вставка, страница 9]

Как и многие другие ученые, я спрашиваю себя: «Как Бог это сделал?»