Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Островок веротерпимости в океане фанатизма

Островок веротерпимости в океане фанатизма

 Островок веротерпимости в океане фанатизма

«КАЖДЫЙ ИМЕЕТ ПРАВО САМ, БЕЗ ВСЯКОГО ПРИНУЖДЕНИЯ, РЕШАТЬ, КАКУЮ ВЕРУ ЕМУ ИСПОВЕДОВАТЬ, А ТАКЖЕ ПРАВО ПОДДЕРЖИВАТЬ СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛЕЙ СВОЕЙ КОНФЕССИИ».

ПОПРОБУЙТЕ догадаться, когда были написаны эти слова. Многие, вероятно, примут их за цитату из современной конституции.

Возможно, вас удивит, что эти слова были сказаны более четырех столетий тому назад в стране, которая напоминала островок веротерпимости в океане фанатизма. Что же это за страна? Для начала обратимся к истории.

Торжество фанатизма

Религиозная нетерпимость процветала в эпоху средневековья, а в XVI веке заявила о себе с новой силой. В таких странах, как Англия, Германия, Нидерланды и Франция, на религиозной почве вспыхивали страшные по своей жестокости, кровопролитные войны. С 1520 примерно по 1565 год в западноевропейских христианских странах около трех тысяч человек были казнены как еретики. Практически любое инакомыслие — особенно в вопросах религии — встречало яростное противодействие.

Одним из вероучений Католической церкви, вокруг которого долгое время не утихали споры, был догмат о Троице, гласящий, что Бог един в трех лицах. Как отмечает историк Эрл Морс Уилбер, это учение «в средние века было предметом жарких споров среди католических богословов и даже пап». Однако об этих дискуссиях редко становилось известно простым людям, от которых ожидалось безоговорочное принятие на веру всех официальных вероучений — так называемых «тайн Божьих».

В XVI веке некоторые осмелились восстать против традиций и стали изучать Писание в надежде постичь такие тайны. Они руководствовались принципом «sola Scriptura» («только Писание»). Те, кто отвергал догмат о Троице — некоторых из них впоследствии стали называть унитариями, или антитринитариями, в противоположность приверженцам идеи триединства, или триипостасникам,— нередко подвергались жестоким преследованиям со стороны как католиков, так и протестантов. Противники триединства издавали свои пользовавшиеся популярностью труды под псевдонимами и вынуждены были скрываться от преследований. Они решительнее других боролись за веротерпимость. Некоторые, в их числе и испанский мыслитель Мигель Сервет, поплатились жизнью за свои убеждения *.

Едины в своей веротерпимости

Но одна страна, вместо того чтобы вести религиозные войны и подавлять инакомыслие, заняла совершенно другую позицию. Этой страной была Трансильвания — в то время независимое княжество, а сейчас часть Румынии. По словам венгерского историка Каталина Петера, вдовствующая королева Трансильвании Изабелла «старалась  держаться в стороне от религиозных распрей, взяв на себя роль защитницы всех конфессий». В период с 1544 по 1574 год трансильванское государственное собрание приняло 22 закона, обеспечивавших свободу вероисповедания.

Например, после заседания государственного собрания, которое прошло в Турде в 1557 году, от имени королевы и ее сына вышел указ, гласивший: «Каждый человек вправе исповедовать любую религию, какие бы ритуалы она в себя ни включала — древние или новые. Мы предоставляем каждому свободу выбора в вопросах вероучения, с тем лишь условием, что человек никому не причиняет вреда». Этот указ считается «первым в истории законом, гарантировавшим свободу вероисповедания». Наибольшей веротерпимостью было отмечено время правления сына Изабеллы, Иоанна II Сигизмунда, который стал непосредственно править Трансильванией в 1559 году.

Богословские диспуты

Другим видным представителем антитринитариев в Трансильвании был итальянский врач Джорджио Бландрата. Его сомнения в правильности учения о Троице, вероятно, усилились во время пребывания в Италии и Швейцарии, где нашли прибежище многие антитринитарии. Приехав в Польшу, он активно поддерживал религиозную группу, позже получившую название Польские братья *. В 1563 году он был назначен врачом и советником Сигизмунда и переселился в Трансильванию.

Среди образованных людей Трансильвании еще одним противником догмата о Троице был Ференц Давид — видный деятель Реформатской церкви и придворный проповедник. Вот что он писал по поводу запутанных учений о триединстве: «Если они необходимы для спасения, то совершенно ясно, что ни один христианин из крестьянской бедноты не может быть спасен, поскольку в жизни их [этих учений] не поймет». Давид и  Бландрата совместно издали книгу с некоторыми из работ Сервета, посвятив ее Сигизмунду.

Поскольку споры вокруг догмата о Троице разгорались все сильнее, назрела необходимость в проведении диспутов по этому вопросу. Следуя принципу «sola Scriptura», Бландрата требовал, чтобы они велись с использованием библейской, а не философской терминологии. В 1566 году, после такого богословского диспута, окончившегося ничем, Сигизмунд предоставил антитринитариям печатный станок для пропаганды их идей.

Бландрата и Давид с энтузиазмом принялись за дело и подготовили к изданию книгу «De falsa et vera unius Dei Patris, Filii, et Spiritus Sancti cognitione» («Ложь и правда о единстве Бога-Отца, Сына и святого духа»). Авторы, в частности, сделали экскурс в историю, обратившись к примерам тех, кто не принимал идею триединства. Одна из глав сопровождалась иллюстрациями, которые, очевидно, имели целью высмеять то, как Троица изображалась в различных церквях. Среди приверженцев традиционных взглядов книга вызвала взрыв негодования, они называли иллюстрации возмутительными и старались уничтожить все экземпляры книги. После выхода в свет этой книги богословские споры стали еще жарче. В связи с этим Сигизмунд назначил второй диспут.

Победа антитринитариев

Диспут начался 3 марта 1568 года в пять часов утра и продолжался десять дней. Велся он на латинском языке. Сторонниками догмата о Троице руководил Петер Мелиус — глава Реформатской церкви Трансильвании. Он и его единомышленники, защищая идею триединства, ссылались на символы веры, на отцов церкви, каноническое богословие и Священное Писание. Давид же аргументировал свою точку зрения лишь с помощью Писания. Давид показал, что Богом является только Отец, что Сын подчинен Отцу, а святой дух представляет собой силу Бога. Сигизмунд живо интересовался богословскими вопросами и тоже принимал участие в диспуте, полагая, что в споре рождается истина. Благодаря его присутствию, все высказывались свободно и откровенно, несмотря на то что атмосфера была накаленной.

Верх на диспуте одержали антитринитарии. В родном городе Давида, Коложваре (теперь Клуж-Напока, Румыния), его встречали как героя. Согласно преданию, по прибытии туда Давид взобрался на валун, лежавший на углу улицы, и стал проповедовать свои взгляды, да так убедительно, что в конце концов все приняли его сторону.

Обращение в новую веру и гибель

До сих пор диспуты велись на латинском языке, который был доступен только образованным людям. Но Давид хотел донести свои идеи до простого народа. Поэтому с одобрения Сигизмунда следующий диспут, который состоялся в Нагивараде (сейчас Орадя, Румыния) 20 октября 1569 года, был проведен на венгерском языке. Сигизмунд снова выступал в качестве посредника между двумя сторонами в споре.

Приверженец догмата о Троице Петер Мелиус заявил, что накануне ночью ему было видение: Господь открыл ему свою истинную сущность. На это король сказал: «Пастор Петер, если этой ночью вам открылось, кто есть Сын Божий, то что, позвольте спросить, вы проповедовали до сих пор? Судя по всему, вплоть до сего дня вы вводили народ в заблуждение!» Когда Мелиус обрушил  на Давида поток критики, Сигизмунд выразил ему свое неодобрение, напомнив, что «вера — это Божий дар» и что «нельзя навязывать другим свои взгляды». В заключительной речи король сказал: «Мы требуем, чтобы на территории наших владений уважалась свобода совести».

После этого диспута Сигизмунд и большая часть его придворных заняли сторону унитариев. В 1571 году вышел королевский указ об официальном признании Унитарианской церкви. Трансильвания стала единственным государством, где унитарии были уравнены в правах с католиками, лютеранами и кальвинистами, а Сигизмунд был единственным в истории королем, занявшим сторону антитринитариев. По трагической случайности 30-летний король был ранен во время охоты, на которую отправился с Давидом и Бландратой, и через несколько месяцев скончался.

Его преемник, католик Стефан Баторий, подтвердил указ, защищавший права законно признанных религиозных групп, но при этом заявил, что не допустит еще каких-либо новшеств. Сначала Стефан говорил, что он имеет власть над людьми, а не над их совестью. Однако скоро он ограничил издание книг — основного средства распространения вероучений. Давида отстранили от обязанностей, другие унитарии тоже были смещены с придворных и государственных должностей.

Когда Давид стал учить, что Христа не следует чтить как Бога, вышел указ, запрещавший ему проповедовать. В первое же воскресенье Давид, вопреки запрету, дважды выступал с проповедью. Его арестовали, обвинили в религиозном «новаторстве» и приговорили к пожизненному заключению. В 1579 году он умер в королевской тюрьме. Перед смертью Давид написал на стене темницы: «Ни папский меч... ни угроза смерти не заглушат голос истины... Я убежден, что после моей смерти учения лжепророков потерпят крах».

Уроки, преподанные королем

Король Иоанн Сигизмунд содействовал просвещению, а также развитию музыки и изобразительного искусства. Но он страдал частыми недугами, и жизнь его оборвалась рано. К тому же правление Сигизмунда было омрачено тем, что по меньшей мере девять раз против него составляли заговор, а иноземные державы подстрекали его подданных к бунту. Этот отличавшийся веротерпимостью король нередко подвергался суровому осуждению за свою религиозную позицию. Один из его критиков сказал, что король «наверняка попал в ад».

Более объективную точку зрения высказал историк Уилбер: «В тот год, когда король Иоанн [Сигизмунд] издал свою последнюю грамоту, гарантировавшую полную религиозную свободу даже самой преследуемой реформатской секте, протестантские богословы превозносили Кальвина за то, что он заживо сжег Сервета, инквизиция истребляла протестантов в Нидерландах... Прошло еще сорок лет, прежде чем в Англии людей перестали сжигать на костре за религиозное инакомыслие».

Как справедливо заметил один обозреватель, «король Иоанн Сигизмунд во многих отношениях был выдающимся правителем, особенно для своего времени... Веротерпимость стала отличительным признаком его правления». Понимая, что отсутствие религиозных распрей содействует благу государства, он решительно отстаивал свободу совести и свободу вероисповедания.

В наши дни, когда религиозная нетерпимость все еще заявляет о себе, нас многому может научить пример из истории этого маленького государства. В течение короткого времени Трансильвания была настоящим островком веротерпимости в океане фанатизма.

[Сноски]

^ абз. 8 Смотрите «Пробудитесь!» от 8 октября 1990 года, страницы 28—31.

^ абз. 13 Смотрите «Сторожевую башню» от 1 января 2000 года, страницы 21—23.

[Вставка, страница 14]

«Нельзя навязывать другим свои взгляды... мы требуем, чтобы на территории наших владений уважалась свобода совести» (король Иоанн II Сигизмунд).

[Иллюстрации, страницы 12, 13]

Джорджио Бландрата

Страницы книги, изданной Бландратой и Давидом, с двумя иллюстрациями, которые возмутили приверженцев догмата о Троице.

Ференц Давид перед государственным собранием в Турде.

[Сведения об источнике]

Два рисунка, изображающие Троицу: © Cliché Bibliothéque nationale de France, Paris; все остальные фотографии: Országos Széchényi Könyvtár

[Сведения об иллюстрации, страница 14]

Страницы 2 и 14: Országos Széchényi Könyvtár