Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Жангада — необычные лодки

Жангада — необычные лодки

 Жангада — необычные лодки

ОТ НЕШЕГО КОРРЕСПОНДЕНТА В БРАЗИЛИИ

С НЕЗАПАМЯТНЫХ времен отважные рыболовы, которых называли жангадейрос, на своих очень простых, но изящных лодках — жангада — бороздили водные просторы у северо-восточных берегов солнечной Бразилии. Позвольте рассказать, как мне довелось познакомиться с этими необычными лодками.

На первый взгляд, жангада напоминает плот, который наспех соорудили люди, потерпевшие кораблекрушение. Но это впечатление обманчиво. Лодка может развивать скорость до 12 километров в час и нередко участвует в регатах. Несмотря на предельную простоту конструкции, эти лодки позволяют рыбакам по нескольку дней оставаться в море, и их можно увидеть рядом с огромными трансокеанскими лайнерами за 60 километров от берега *.

Рыбаки начали выходить в открытое море на жангада с конца XVII века, когда португальские колонисты снабдили утлые суденышки туземцев треугольным парусом. Название «жангада», что значит «скреплять», этим лодкам, по видимому, дали португальцы. Прежде чем прибыть в Бразилию, они побывали в Индии, где и заимствовали это тамильское слово.

С тех пор жангада несколько изменила свой облик. Изначально ее корпус состоял из 5—8 бревен легкой древесины наподобие бальзы, скрепленных друг с другом веревкой — без единого болта или гвоздя. Сегодня корпус лодки, как правило, изготавливают из тех же материалов, какие используют в судостроении. Благодаря этому жангада служит дольше. Еще одно новшество — деревянный ящик, покрытый цинком и пенополистиролом, для хранения пойманной рыбы. Размер лодки остался прежним — от 5 до 8 метров в длину и до 1,8 метра в ширину.

 В последние десятилетия жангада часто не выдерживает конкуренции с современными рыболовецкими судами, и многие жангадейрос вынуждены искать другую работу, например вывозить на морские прогулки туристов. Но на северо-восточном побережье Бразилии все еще остается несколько небольших поселений, жители которых не забыли традиционного рыбного промысла. Живут они очень просто. Во многих таких поселениях, пока мужчины находятся в море, их жены подрабатывают плетением кружев.

В свое первое путешествие на жангада я отправляюсь из рыболовецкого поселения, расположенного на побережье Мукурипи.

Один день в роли жангадейрос

В 4 часа утра на берегу моря меня знакомят с четырьмя остальными членами команды. Капитана зовут Ассис. Но вот парус поднят. Теперь мне предстоит первое задание: вместе с другими столкнуть жангада с бревен восконосной пальмы, на которых она стоит, и спустить ее на воду. Лодку тут же начинает заливать водой, и похоже, она вот-вот потонет. Но, к счастью, это мне только кажется. Эти лодки практически непотопляемы. Иногда они, правда, переворачиваются, как объясняют мне члены команды, и тогда не обойтись без помощи опытного моряка и хорошего пловца. Мы все больше удаляемся от берега, хотя волны то и дело захлестывают нашу лодку, грозя ее перевернуть.

Капитан занимает свое место на корме у руля, откуда он также следит и за парусом. Другой член нашей команды стоит на носу. Остальные двое, держась за вертикальные опоры, наклоняются то в одну, то в другую сторону, удерживая лодку в равновесии. Я, как праздный наблюдатель, решаю, что для меня самое лучшее — просто держаться за опоры. Новички, вроде меня, нередко страдают морской болезнью, я тоже всеми силами борюсь с подступающей тошнотой.

Наконец, после двух часов плавания, мы прибываем к месту. Команда быстро спускает парус, бросает якорь — камень, прикрепленный к деревянной конструкции,— и начинается рыбная ловля. Мои спутники рыбачат с помощью одной лесы, без удилища. Вот почему у них все руки в мозолях и царапинах. Иногда они ловят также омаров специальной снастью под названием manzuá, сделанной из бамбука и нейлоновой веревки. Для защиты от солнца некоторые рыбаки носят широкополые соломенные шляпы, другие же надевают обычные кепки.

Жизнь жангадейрос довольно сурова: изо дня в день — соль, пот и палящее солнце. Поэтому среди молодежи все меньше тех, кто избирает эту профессию, секреты которой веками передаются от отца к сыну.

Во второй половине дня мы отправляемся в обратный путь вместе с несколькими другими жангада. Они бесстрашно борются с волнами, а их изящные паруса белеют на фоне изумрудно-зеленой воды и синего неба,— это поистине великолепное зрелище, не раз воспетое в стихах и песнях.

И вот мы у берега. Я помогаю вытащить лодку из воды на песок и поставить ее на место. Обычно жангада весит около 300 килограммов. Но нам от усталости она кажется намного тяжелее. Жангадейрос продают свой улов перекупщикам, которые затем будут торговать этой рыбой. Мы пробыли в море совсем недолго, и потому наш улов составил всего несколько килограммов, хотя одна жангада может вместить до 1 000 килограммов рыбы. Я благодарю своих спутников и возвращаюсь домой усталый, но довольный. Уже лежа в постели, я представляю, что все еще качаюсь на волнах в жангада — такой простой и такой удивительной лодке.

[Сноска]

^ абз. 4 В 1941 году четверо жангадейрос проплыли 3 000 километров от города Форталеза до Рио-де-Жанейро. О них было рассказано в документальном фильме «Сущая правда» («It’s All True»), снятом Орсоном Уэллсом.

[Иллюстрация, страница 25]

Традиционная жангада из бревен, вышедшая из употребления.

[Иллюстрация, страница 25]

Обычно жангада весит около 300 килограммов.