Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Когда рухнули небоскребы

Когда рухнули небоскребы

 Когда рухнули небоскребы

СОБЫТИЯ, которые произошли 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, Вашингтоне и Пенсильвании, навсегда запомнятся миллионам, даже миллиардам людей на планете. Где застигло вас сообщение о том, что Всемирный торговый центр в Нью-Йорке и здание Пентагона в Вашингтоне подверглись воздушной атаке?

Молниеносность и масштабы разрушений, а главное, огромное число человеческих жертв заставили весь мир замереть и задуматься.

Как случившееся повлияло на наше представление о жизненных ценностях? Каким образом во время этих трагических событий люди проявили свои лучшие качества: самоотверженность, сострадание, стойкость и бескорыстие? Ответы вы найдете в этой и следующей статье.

Вспоминают очевидцы

Сразу же после взрывов нью-йоркский метрополитен был закрыт, и потому толпы людей покидали южный Манхэттен своим ходом — многие через Бруклинский и Манхэттенский мосты. Они видели перед собой административные здания и типографию всемирного главного управления Свидетелей Иеговы. Некоторые из покинувших зону бедствия сразу направлялись к этим зданиям.

Алиша (справа), мать которой является Свидетелем Иеговы, пришла туда в числе первых, вся в пыли и пепле *. Вот что она рассказала: «По дороге на работу я видела из окна поезда, что над Всемирным торговым центром поднимается дым. Когда я прибыла к месту трагедии, повсюду лежало битое стекло, чувствовался жар. Люди в панике метались по улицам, а полиция старалась организовать эвакуацию. Это напоминало зону военных действий.

В поисках укрытия я побежала к ближайшему зданию. Затем прогремел взрыв (это второй самолет врезался в южную башню). Вокруг был просто кошмар, все заволокло черным дымом. Нам велели  покинуть опасную зону. Меня посадили на паром, направлявшийся через Ист-Ривер в Бруклин. Когда я оказалась на другом берегу, то, подняв глаза, увидела огромную надпись: „WATCHTOWER“ („СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ“). Это было главное управление той религиозной организации, к которой принадлежит моя мама! Я тут же поспешила к административному зданию. Где, как не здесь, мне окажут помощь? Там я смогла привести себя в порядок и позвонила родителям».

Уэндл (справа) служил швейцаром в отеле «Мэрриот», расположенном между двумя башнями-близнецами. Он вспоминает: «В момент первого взрыва я дежурил в вестибюле. Отовсюду полетели обломки. На противоположной стороне улицы я увидел упавшего человека, который был охвачен пламенем. Сорвав с себя пиджак и рубашку, я кинулся к нему, чтобы потушить огонь. Кто-то из прохожих подоспел мне на помощь. На том мужчине сгорела вся одежда, кроме носков и ботинок. Позже пришли пожарные и забрали его, чтобы доставить в пункт оказания медицинской помощи.

Вскоре после этого мне позвонил Брайант Гамбл из телекомпании Си-би-эс и попросил рассказать о случившемся. Мои близкие на Виргинских островах услышали это сообщение по телевизору и таким  образом узнали, что я жив».

Дональд, крепкий мужчина ростом под два метра, сотрудник Всемирного финансового центра, находился на 31-м этаже здания, расположенного прямо напротив башен-близнецов и отеля «Мэрриот». Он рассказывает: «Я просто остолбенел от ужаса при виде происходящего. С северной башни падали выбросившиеся из окон люди. В панике я со всех ног бросился из здания на улицу».

А вот что произошло с женщиной, которой за 60 лет, и двумя ее дочерьми, которым за 40. Рут, ее сестра, Джоуни, и их мать, Джанис, жили в отеле, расположенном неподалеку от башен-близнецов. Рут, профессиональная медсестра, вспоминает: «Я принимала душ. Вдруг мама и сестра стали кричать, чтобы я скорее выходила. Наш номер был на 16-м этаже, и из окна они увидели, как сверху падают обломки. Прямо у мамы на глазах мимо соседней крыши пролетел человек, как будто его сбросили откуда-то.

Я поскорее оделась, и мы стали спускаться по лестнице. То и дело раздавались крики. Наконец мы выбрались на улицу. Мы слышали грохот взрывов и видели пламя. Нам велели бежать на юг, к Баттери-Парк, откуда отходил паром к Статен-Айленд. По дороге мама отбилась от нас. Мы беспокоились за нее: она больна астмой, а вокруг все было окутано облаком дыма, пепла и пыли! Полчаса мы разыскивали ее, но тщетно. Тем не менее поначалу мы не особенно волновались, поскольку у мамы очень ясный ум и прекрасная выдержка.

Нам велели идти по Бруклинскому мосту на другую сторону реки. Только представьте нашу радость, когда, перебравшись через реку, мы увидели огромную надпись „СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ“! Мы облегченно вздохнули: теперь нам нечего бояться.

Нас радушно встретили, предоставив кров и пищу. Дали также и одежду, потому что с собой мы не успели ничего взять. Но куда же делась мама? Всю ночь мы обзванивали больницы, безуспешно пытаясь ее разыскать. На следующий день около 11.30 нам сообщили, что мама ждет нас внизу, в вестибюле. Где же она пропадала все это время?»

Вот что рассказала Джанис, мать этих двух женщин: «Когда мы покидали отель, я волновалась за свою пожилую подругу. Она передвигалась с трудом и не смогла выйти вместе с нами. Я решила вернуться и вынести ее на руках. Но это было слишком опасно. В суматохе я потеряла дочек из виду. Но за них я сильно не переживала: они никогда не теряют присутствия духа, а Рут к тому же медсестра.

Везде, куда ни глянь, были те, кто нуждался в помощи,— и прежде всего это дети. Я старалась помочь, кому могла. Я предложила свои услуги в специальном пункте, где пострадавшим и раненым  оказывалась медицинская помощь — в порядке очередности, в соответствии с серьезностью повреждений. Полицейским и пожарным я отмывала от пыли и копоти руки и лицо. Там я пробыла примерно до трех часов ночи. Затем я на последнем пароме отправилась к Статен-Айленд. Я предполагала, что мои дочери нашли укрытие где-то там. Но мне так и не удалось их найти.

Утром я хотела первым же паромом отправиться обратно в Манхэттен, но мне не разрешили, потому что я не была в числе спасателей. Тут я заметила одного из полицейских, которым оказала помощь, и закричала: „Джон! Мне нужно попасть в Манхэттен!“ Он ответил: „Тогда следуй за мной“.

Вернувшись в Манхэттен, я отправилась снова в отель „Мэрриот“. Я все еще надеялась помочь своей пожилой подруге. Но отель был разрушен. Центральная часть города как будто вымерла — вокруг ни души, навстречу попадались только полицейские да пожарные с изможденными лицами.

Через Бруклинский мост я перешла на другую сторону. И вот, подняв глаза, я увидела знакомую надпись: „СТОРОЖЕВАЯ БАШНЯ“. У меня сразу затеплилась надежда: может, дочери здесь? И правда, скоро они спустились ко мне в вестибюль. Мы плакали от радости!

Просто поразительно, но астма ни разу даже не напомнила о себе, хотя вокруг было столько дыма, пыли, пепла. Я не переставала молиться, потому что хотела быть для других поддержкой, а не обузой».

«Здесь же негде приземлиться!»

А вот что рассказала корреспонденту «Пробудитесь!» Рейчел, которой немногим более 20: «Я шла домой в южный Манхэттен. Вдруг я услышала гул самолета, да такой громкий, что подняла голову — и не поверила своим глазам: огромный лайнер, судя по всему, шел на посадку. Почему же он летит так низко и так быстро? Здесь же негде приземлиться! Может быть, пилот сбился с курса? Тут какая-то женщина вскрикнула: „Он врезался прямо в здание!“ Прогремел взрыв, над северной башней взметнулся огромный шар огня. В ее стене зияла громадная черная дыра.

В жизни не видела ничего ужаснее! Это напоминало кошмарный сон. Потрясенная, я застыла на месте. Вскоре другой самолет врезался во вторую башню. В конце концов оба небоскреба рухнули. У меня началась истерика. Нервы просто не выдержали».

«В крайнем случае доберусь вплавь»

Когда все это происходило, 16-летняя Дениз только что пришла в школу, расположенную рядом с Американской Фондовой биржей — в трех кварталах к югу от Всемирного торгового центра. Она вспоминает: «Это было чуть позже девяти. Я знала: что-то случилось, но что именно? У нас проходил урок истории на 11-м этаже. Все в классе были какими-то напуганными. Тем не менее учительница собиралась провести контрольную. Нам же не терпелось пойти домой.

Неожиданно здание содрогнулось: это второй самолет врезался в южную башню. Но мы по-прежнему не понимали, в чем дело. Вдруг я услышала, как из портативной рации учительницы раздается: „В башни-близнецы врезались два самолета!“ Я подумала: „Пора уходить. Это теракт, и следующей может стать Фондовая биржа“. Мы все высыпали на улицу.

Мы побежали к Баттери-Парк. Я обернулась посмотреть, что происходит. Видно было, что южная башня вот-вот обрушится. Я подумала, что возникнет цепная реакция и начнут падать все высотные здания. Дышать было тяжело: в нос и горло забивались пыль и пепел. Я бежала к Ист-Ривер, думая про себя: „В крайнем случае доберусь вплавь“. Всю дорогу я молила Иегову о спасении.

Наконец я села на паром, идущий в Нью-Джерси. Моя мама проискала меня пять часов. Как она была счастлива, что я жива!»

 «Может, это последний день моей жизни?»

28-летний Джошуа из Принстона (штат Нью-Джерси) вел урок на 40-м этаже северной башни. Он вспоминает: «В какой-то момент мне показалось, что взорвалась бомба. Но я ощутил толчки и потому подумал: „Нет, это, наверное, землетрясение“. Выглянув из окна, я просто остолбенел: все вокруг заволокло дымом, сверху летели обломки. Я сказал учащимся: „Все бросайте, бежим!“

Мы стали спускаться по задымленной лестнице, лилась вода из огнетушителей. Но паники не было. Я молил Бога, чтобы мы выбрали правильный путь, минуя охваченную пламенем часть здания.

Сбегая вниз по ступеням, я думал: „Может, это последний день моей жизни?“ Я молился Иегове не переставая, и чувствовал удивительное спокойствие. Ни разу не испытывал ничего подобного. Такого просто не забыть.

Наконец мы выбрались на улицу. Полиция всем велела покинуть опасную зону. Я взглянул на башни: оба здания были пробиты насквозь. Такое никак не укладывалось в голове.

Воцарилась зловещая, жуткая тишина, словно тысячи людей одновременно затаили дыхание. Казалось, весь Нью-Йорк замер. Затем раздались крики. Южная башня стала обваливаться! К нам стремительно приближался вал из дыма, пепла и пыли. Это напоминало спецэффекты. Только все происходило не в кино, а наяву. Когда этот вал обрушился на нас, дышать стало почти невозможно.

Я поспешил к Манхэттенскому мосту. Обернувшись, я увидел, как рушится северная башня с огромной телеантенной. Идя по мосту, я молил Бога лишь о том, чтобы мне добраться до Вефиля — всемирного главного управления Свидетелей Иеговы. Никогда это место не казалось мне таким желанным. На одной из стен типографии была надпись, которую каждый день видят тысячи людей: „Читай Божье Слово, Библию, каждый день“ Я подумал: „Главное, не останавливаться, ведь я почти у цели!“

Размышляя о происшедшем, я пришел к выводу: мне нужно научиться отличать главное от второстепенного и строить свою жизнь соответственно».

«Я видела, как люди выпрыгивают из окон»

В момент трагедии 22-летняя Джессика выходила из станции метро в центре города. Вот что она увидела: «Сверху летел пепел, падали различные обломки, стекло, куски металла. У телефонов-автоматов толпились люди, ожидая своей очереди и нервничая все больше. Я молилась о спокойствии. Но вот прогремел новый взрыв. С неба посыпались куски металла и стекла. Послышались крики: „Это был еще один самолет!“

Я подняла голову. Зрелище ужасное: люди выпрыгивали из окон верхних этажей, оттуда вырывалось пламя и валил дым. Вижу, как сейчас: двое — мужчина и женщина — какое-то время замерли, стоя на подоконнике... Но вот они бросаются вниз — и падают, падают, падают... Эта жуткая картина до сих пор стоит у меня перед глазами.

Добравшись до Бруклинского моста, я, сняв для удобства туфли, побежала по нему на другую сторону реки. Я отправилась в административное здание Общества Сторожевой Башни, где мне сразу помогли прийти в себя.

В тот же вечер дома я прочитала серию статей „Как бороться с посттравматическим стрессом“ в „Пробудитесь!“ от 22 августа 2001 года. В тот момент эта информация была для меня как спасательный круг».

Эта страшная трагедия не оставила людей равнодушными и побудила их оказать посильную помощь пострадавшим. Об этом речь пойдет в следующей статье.

[Сноска]

^ абз. 7 Корреспонденты «Пробудитесь!» поговорили еще со многими очевидцами трагедии, которых невозможно упомянуть в этом кратком обзоре. Но их помощь была очень ценна при подготовке данного материала.

 [Схема/Иллюстрации, страницы 8, 9]

(Полное оформление текста смотрите в публикации)

 ПОЛНОСТЬЮ РАЗРУШЕНЫ

1 СЕВЕРНАЯ БАШНЯ, Всемирный торговый центр, зд. 1

2 ЮЖНАЯ БАШНЯ, Всемирный торговый центр, зд. 2

3 ОТЕЛЬ «МЭРРИОТ», Всемирный торговый центр, зд. 3

7 ВСЕМИРНЫЙ ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР, зд. 7

СЕРЬЕЗНО ПРОВРЕЖДЕНЫ

4 ВСЕМИРНЫЙ ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР, зд. 4

5 ВСЕМИРНЫЙ ТОРГОВЫЙ ЦЕНТР, зд. 5

L НЕБОСКРЕБ ПО АДРЕСУ ЛИБЕРТИ-ПЛАЗА, 1

D «ДОЙЧЕ БАНК», Либерти-стрит, 130

6 ТАМОЖНЯ, Всемирный торговый центр, зд. 6

N S СЕВЕРНЫЙ И ЮЖНЫЙ ПЕШЕХОДНЫЕ МОСТЫ

ЧАСТИЧНО ПОСТРАДАЛИ

2F ВСЕМИРЫНЙ ФИНАНСОВЫЙ ЦЕНТР, зд. 2

3F ВСЕМИРНЫЙ ФИНАНСОВЫЙ ЦЕНТР, зд. 3

W ЗИМНИЙ САД

[Сведения об источнике]

4 октября 2001 года, схема южного Манхэттена Urban Data Solutions, Inc.

[Иллюстрации]

В самом верху: первой обрушилась южная башня.

Вверху: некоторые в поисках укрытия побежали к зданиям всемирного главного управления Свидетелей Иеговы.

Справа: на месте катастрофы неустанно работали отряды пожарных и спасателей.

[Сведения об источнике]

AP Photo/Jerry Torrens

Andrea Booher/FEMA News Photo

[Сведения об иллюстрации, страница 3]

AP Photo/Marty Lederhandler

[Сведения об иллюстрации, страница 4]

AP Photo/Suzanne Plunkett