Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Уверенность в поддержке Бога помогла мне выжить

Уверенность в поддержке Бога помогла мне выжить

 Уверенность в поддержке Бога помогла мне выжить

РАССКАЗАЛА РАХИЛЬ САКСИОНИ-ЛИВИ

КОГДА ОДНА ИЗ ТЮРЕМНЫХ ОХРАННИЦ НЕСКОЛЬКО РАЗ УДАРИЛА МЕНЯ ПО ЛИЦУ ЗА ОТКАЗ ИЗГОТАВЛИВАТЬ ДЕТАЛИ ДЛЯ НАЦИСТСКИХ БОМБАРДИРОВЩИКОВ, ДРУГАЯ СКАЗАЛА ЕЙ: «БРОСЬ ТЫ. ЭТИХ БИБЕЛЬФОРШЕРОВ ЗАБЕЙ ХОТЬ ДО СМЕРТИ — ОНИ НЕ ОТКАЖУТСЯ ОТ СВОЕГО БОГА».

ЭТО случилось в декабре 1944 года в Бендорфе, женском трудовом лагере, находившемся недалеко от соляных залежей в северной части Германии. Позвольте рассказать, как я оказалась там и как смогла выжить в те последние месяцы Второй мировой войны.

Я родилась в еврейской семье в Амстердаме в 1908 году, и была средней из трех дочерей. Мой отец, так же как и многие другие амстердамские евреи до начала Второй мировой войны, занимался огранкой алмазов. Он умер, когда мне было 12 лет, и вскоре к нам переехал жить дедушка, его отец. Дедушка был глубоко верующим человеком и строго следил за тем, чтобы мы соблюдали все еврейские традиции.

Я пошла по стопам отца и выучилась на гранильщицу. В 1930 году я вышла замуж за своего коллегу. У нас родилось двое детей — Силвайн, хорошенький озорной мальчик, и Карри, прелестная тихая девочка. К сожалению, наш брак длился недолго. Вскоре после развода, в 1938 году, я вышла замуж за Луи Саксиони, который тоже был гранильщиком алмазов. В феврале 1940 года у нас родилась дочь, Йоханна.

Хотя Луи был евреем, религия его мало интересовала. Поэтому мы больше не отмечали еврейские праздники, которые мне так нравились в детстве. Мне очень этого не хватало, и в душе я по-прежнему верила в Бога.

Меняю религию

В начале 1940-го года (в этом году немецкие войска оккупировали Нидерланды) к нам в дверь постучала одна женщина и начала говорить о Библии. Хотя я мало что понимала из ее слов, я всегда брала у нее литературу. Но никогда ее не читала, потому что и слышать не хотела об Иисусе. Ведь меня учили, что он был вероотступником.

Однажды вместо той женщины к нам пришел мужчина. Я задала ему несколько вопросов: «Почему после согрешения Адама и Евы Бог не создал других людей? Почему так много страданий? Почему люди ненавидят друг друга и воюют?» Он сказал, что, если я  наберусь терпения, он ответит по Библии на все мои вопросы. Так я начала изучать Библию.

Я упорно отказывалась верить, что Иисус — Мессия. Но, помолившись об этом, я стала читать в Библии пророчества о Мессии, и мое мнение полностью изменилось (Псалом 21:8, 9, 19; Исаия 53:1—12). Иегова помог мне увидеть, что те пророчества исполнились на Иисусе. Хотя моего мужа все это не интересовало, он не возражал, чтобы я стала Свидетелем Иеговы.

Продолжаю проповедовать подпольно

Во время немецкой оккупации я постоянно подвергалась опасности. Ведь я была не только еврейкой, кого немцы отправляли в концентрационные лагеря, но и Свидетелем Иеговы. А их нацисты намеревались полностью стереть с лица земли. И тем не менее я продолжала активно проповедовать, в среднем по 60 часов в месяц, всем рассказывая о своей новообретенной христианской надежде (Матфея 24:14).

Однажды вечером, в декабре 1942 года, мой муж не вернулся с работы. Как потом выяснилось, его арестовали прямо на работе вместе с сотрудниками. Больше я никогда его не видела. Соверующие посоветовали мне спрятаться где-нибудь вместе с детьми. Мы устроились у одной сестры, жившей в другой части Амстердама. Поскольку жить всем вместе нам было опасно, мне пришлось поселить детей отдельно.

Часто от ареста меня спасало просто чудо. Как-то вечером один брат вез меня на велосипеде туда, где я могла бы спрятаться. Но на его велосипеде не горел фонарик, и вскоре нас остановили двое местных полицейских. Они посветили мне в лицо и поняли, что я еврейка. К счастью, они сказали только: «Можете продолжать путь, но идите пешком».

Арест и тюрьма

Как-то утром, в мае 1944 года, когда я собиралась пойти в служение, меня арестовали, но не как Свидетеля Иеговы, а как еврейку. Меня заключили в одну амстердамскую тюрьму, где я находилась десять дней. Затем меня вместе с другими евреями посадили на поезд, который ехал в Вестерборк, пересыльный лагерь в северо-восточной части Нидерландов. Оттуда евреев отправляли в Германию.

В Вестерборке я встретила своего зятя и его сына, которых тоже арестовали. Среди евреев я была единственным Свидетелем Иеговы, и поэтому постоянно просила Иегову поддержать меня. Через два дня меня вместе с зятем и его сыном посадили в товарный состав, который отправлялся то ли в Освенцим, то ли в Собибор — лагеря смерти в Польше. Вдруг охранники выкрикнули мою фамилию, и меня пересадили в другой, пассажирский, поезд.

В нем везли моих коллег-гранильщиков. Примерно сотню гранильщиков алмазов отправляли в Берген-Бельзен, на север Германии. Позднее я узнала, что моя профессия спасла мне жизнь, так как евреев, которых отвозили в Освенцим или Собибор, обычно сразу же умерщвляли в газовых камерах. Такая участь постигла моего мужа, двоих моих детей и других родных. Но тогда я еще не знала об этом.

 В Берген-Бельзене нас, гранильщиков, поместили в специальный барак. Чтобы мы не испортили руки, нас не заставляли делать никакой работы. В нашей группе я была единственным Свидетелем и смело рассказывала другим евреям о своей новообретенной вере. Но они считали меня вероотступницей, так же как в I веке иудеи — апостола Павла.

У меня не было Библии, и я жаждала духовной пищи. Но Библия была у одного заключенного, врача-еврея, и он согласился обменять ее на несколько ломтиков хлеба с маслом. Вместе с той «алмазной группой» я пробыла в лагере семь месяцев. С нами обращались довольно хорошо, но другие евреи относились к этому очень болезненно. В конце концов оказалось, что нам для работы так и не нашли алмазов. Поэтому 5 декабря 1944 года примерно 70 евреек, в том числе и меня, отправили в женский трудовой лагерь, в Бендорф.

Отказываюсь делать оружие

Неподалеку от лагеря была шахта, где на глубине примерно 400 метров заключенные изготавливали детали для бомбардировщиков. Когда я отказалась выполнять эту работу, меня несколько раз сильно ударили (Исаия 2:4). Охранница гневно сказала, что мне лучше завтра выйти на работу.

На следующее утро я не отозвалась во время переклички и спряталась в бараке. Я была уверена, что за это меня убьют, поэтому просила Иегову не забыть моего верного служения. Я постоянно повторяла про себя слова библейского псалма: «На Бога уповаю, не боюсь; что сделает мне человек?» (Псалом 55:12).

Бараки обыскали, и меня нашли. Охранница несколько раз ударила меня по лицу со словами: «Кто это запрещает тебе работать?» И каждый раз я отвечала, что Бог. И тогда другая сказала ей: «Брось ты. Этих Бибельфоршеров * забей хоть до смерти — они не откажутся от своего Бога». Ее слова очень укрепили меня.

Хотя чистить туалеты обычно заставляли в наказание и это была самая противная работа, которую я только могла себе представить, я сама вызвалась ее делать. Я была даже рада, потому что могла выполнять ее с чистой совестью. Однажды утром мимо проходил комендант лагеря, которого все очень боялись. Он остановился передо мной и спросил:

— Так это ты та еврейка, которая не хочет работать?

— Как видите, я работаю,— ответила я.

— Но ты не хочешь работать на войну, так?

— Да,— ответила я.— Богу это не угодно.

— Но ведь тебе же не придется убивать?

Я объяснила ему, что, если я буду делать оружие, я поступлю наперекор своей совести.

Он взял мой веник и сказал:

— Я могу тебя этим убить, разве нет?

— Конечно,— ответила я,— но ведь веник предназначен не для этого. А вот оружие — да.

 Мы поговорили о том, что Иисус был евреем, и о том, как я, еврейка, стала Свидетелем Иеговы. Когда он ушел, заключенные подошли ко мне и сказали, что у меня, должно быть, железные нервы, раз я смогла так спокойно разговаривать с комендантом лагеря. Я ответила, что дело тут вовсе не в нервах, а в том, что это мой Бог придал мне мужества.

В конце войны

10 апреля 1945 года, когда союзные войска были на подходе к Бендорфу, нам пришлось целый день простоять во дворе для переклички. Затем примерно 150 женщин, среди которых была и я, загнали в скотовозы, не дав ни воды, ни пищи. Мы даже не знали, куда нас везут, и в течение многих дней поезд ездил туда и обратно между фронтами. Случилось так, что заключенные, чтобы освободить в вагонах побольше места, задушили некоторых женщин, из-за чего у многих произошел нервный срыв. Выдержать все это мне помогла уверенность в поддержке Иеговы.

Однажды наш поезд остановился недалеко от мужского лагеря, и нам разрешили выйти. Нескольким из нас дали по ведру, чтобы принести из лагеря воды. Подойдя к крану, я сначала напилась сама, а потом наполнила ведро. Когда я вернулась к поезду, женщины набросились на меня, словно дикие звери. Вся вода пролилась на землю. Эсэсовцы (члены элитных гитлеровских охранных войск) стояли и смеялись. Через несколько дней мы прибыли в Айдельштедт, лагерь под Гамбургом. Половины нашей группы уже не было в живых: они не перенесли всех тягот той поездки.

Как-то раз, еще в Айдельштедте, я вслух читала Библию нескольким женщинам. Вдруг у окна остановился комендант лагеря. Мы очень испугались, потому что иметь Библию было строго запрещено. Комендант вошел в барак, взял Библию и сказал: «А, так это Библия?» К моему огромному облегчению, он отдал мне ее со словами: «Вот когда кто-нибудь из женщин умрет, тогда и будешь читать ее вслух».

Встреча с соверующими

Через две недели нас освободили, и Красный Крест переправил нас в Швецию, разместив в одной школе недалеко от Мальмё. Там на какое-то время был объявлен карантин. Я попросила женщину, которая ухаживала за нами, сообщить Свидетелям Иеговы, что я нахожусь здесь. Через несколько дней меня окликнула какая-то  женщина. Когда я сказала ей, что я Свидетель Иеговы, она заплакала. Она тоже была Свидетелем Иеговы. Когда она успокоилась, то рассказала мне, что Свидетели в Швеции все время молились за христианских братьев и сестер, находившихся в нацистских концлагерях.

С тех пор сестра приходила ко мне каждый день и приносила кофе и что-нибудь сладкое. Оттуда меня перевезли под Гётеборг. Там Свидетели устроили торжество по случаю моего освобождения. И хотя я не понимала их языка, было так приятно снова оказаться среди братьев и сестер!

В Гётеборге я получила письмо от одного Свидетеля, где говорилось, что мои дети Силвайн и Карри и все мои родные были увезены и больше не вернулись. В живых остались только моя дочь, Йоханна, и моя младшая сестра. Недавно я нашла имена сына и дочери в списках евреев, погибших в газовых камерах Освенцима и Собибора.

После войны

Вернувшись в Амстердам и отыскав Йоханну, которой тогда было пять лет, я сразу же начала проповедовать. Иногда я встречала тех, кто во время войны принадлежал к NSB (Нидерландское национал-социалистическое движение) — политической партии, которая сотрудничала с нацистами. По приказу NSB была уничтожена вся моя семья. Мне приходилось бороться с негативными чувствами, чтобы рассказывать этим людям весть о Божьем Царстве. Я не переставала говорить себе, что только Иегова видит сердца и только он имеет право судить людей, а я не имею. Как же я была за это благословлена!

Я начала изучать Библию с женщиной, муж которой находился в тюрьме за сотрудничество с нацистами. Когда я шла к ней домой, я слышала, как соседи говорили: «Смотрите-ка! Эта еврейка опять идет к фашистам!» Несмотря на сильное противодействие своего антисемитски настроенного мужа, эта женщина и ее трое дочерей стали Свидетелями Иеговы.

К моей радости, Йоханна позднее тоже посвятила свою жизнь Иегове. Мы с ней переехали туда, где не хватало возвещателей. Иегова обильно благословил нас. Сейчас я живу в небольшом городе на юге Нидерландов и проповедую вместе с собранием, насколько хватает сил. Вспоминая свою жизнь, я могу сказать только, что никогда не чувствовала себя оставленной Иеговой. Я всегда ощущала, что Иегова и его возлюбленный Сын, Иисус Христос, были со мной, даже в самые тяжелые времена.

Война отняла у меня мужа, двоих детей и других родных. Но я надеюсь скоро увидеть их в Божьем новом мире. Когда я остаюсь одна и вспоминаю, через что мне пришлось пройти, я с радостью и благодарностью размышляю над словами псалмопевца: «Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его и избавляет их» (Псалом 33:8).

[Сноска]

^ абз. 25 Так в то время называли Свидетелей Иеговы в Германии.

[Иллюстрация, страница 20]

Евреев увозят в Германию из лагеря Вестерборк.

[Сведения об источнике]

Herinneringscentrum kamp Westerbork

[Иллюстрация, страница 21]

С моими детьми Силвайном и Карри, ставшими жертвами Холокоста.

[Иллюстрация, страница 22]

Во время карантина в Швеции.

[Иллюстрация, страница 22]

Мое временное удостоверение для возвращения на родину.

[Иллюстрация, страница 23]

С моей дочерью Йоханной сегодня.