Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Борьба с изматывающим недугом

Борьба с изматывающим недугом

 Борьба с изматывающим недугом

РАССКАЗАЛА ТАНЯ СЕЛЭЙ

Всего каких-то несколько лет назад я была энергичной мамой и служила полновременно в небольшом городке Луверн (США, штат Алабама). Жизнь здесь тихая и спокойная, и ничто, казалось, не могло ее омрачить ни мне, ни моим близким — мужу, Дюку, и сыну, Дэниелу. Однако после того, как мне сделали несложную операцию, наш привычный уклад жизни резко изменился.

 ВСЕ началось в 1992 году, когда мне удалили матку. Вскоре после операции меня стали мучить невыносимые боли и частые позывы к мочеиспусканию (50—60 раз в день). В конце концов мой врач-гинеколог договорился, чтобы меня осмотрел уролог,— это позволило бы точно определить причину моего недомогания.

Я сдала в больнице несколько анализов. Уролог сразу же поставил диагноз: интерстициальный цистит (ИЦ), или хроническое воспаление мочевого пузыря,— хотя это было непросто, поскольку данное заболевание имеет симптомы, схожие с симптомами других урологических заболеваний. Более того, нет такого анализа, который бы давал окончательные результаты. Поэтому врачи должны были исключить все возможные дисфункции, прежде чем остановиться на ИЦ.

Наш врач прямо сказал, что лечение ничего не даст и что в конце концов придется удалить мочевой пузырь. Врач упомянул о других видах лечения, но добавил, что все они тоже малоэффективны. Нет нужды говорить, каким это было для нас ударом! До этого времени я была вполне здоровым человеком. Будучи Свидетелями Иеговы, мы с Дюком долгие годы находились в полновременном служении — и вдруг мне сообщают, что нужно удалить мочевой пузырь! Благо, что в ту минуту рядом со мной было крепкое плечо моего мужа.

Мы решили обратиться к другому урологу и посетили нескольких врачей. К сожалению, в то время врачи знали об ИЦ довольно мало. К тому же у многих урологов были свои теории относительно этого заболевания и, соответственно, различные подходы к лечению. В одном медицинском журнале отмечается, что «болезнь имеет хронический характер». В другом источнике говорится: «Ученые еще не нашли средство от ИЦ и даже не могут прогнозировать, кому какое лечение подойдет. [...] Поскольку врачи не знают, что вызывает ИЦ, возможное лечение направлено лишь на ослабление симптомов».

Меня мучили такие сильные спастические боли и постоянные позывы к мочеиспусканию, что я была согласна на любое лечение, которое предлагали врачи. Я перепробовала более 40 препаратов, занималась траволечением, лечилась акупунктурой, проходила разные виды обезболивания (проводниковую и эпидуральную спинномозговую анестезию), а также чрескожную электронейростимуляцию (TENS), при которой болезненный участок тела в течение нескольких минут или часов подвергается воздействию импульсов слабого тока. Я постаралась найти как можно больше справочного материала, который, по крайней мере, помог мне немного разобраться в том, что со мной происходит.

В настоящее время я принимаю метадон (болеутоляющее средство) и еще шесть других препаратов. Также я регулярно хожу в клинику по снятию боли, где мне делают эпидуральную анестезию совместно с препаратами группы стероидов. Чтобы сократить частоту мочеиспусканий, каждые три-четыре месяца мне в больнице делают процедуру, во время которой с помощью жидкости растягивают мочевой пузырь. Эту процедуру я проходила довольно часто. После нее боль на несколько месяцев ослабляется. За последние годы я обращалась в больницу около 30 раз.

Но каковы прогнозы относительно крайней меры — удаления мочевого пузыря? Один крупный специалист говорит: «Большинство врачей неохотно соглашаются на операцию, поскольку ее исход невозможно предугадать в каждом отдельном случае,— у некоторых пациентов даже после операции остаются симптомы заболевания». Поэтому пока я не думаю об операции.

Конечно, иногда меня мучит настолько сильная, неослабевающая боль, что уже не остается никаких сил с ней бороться. Иногда мне на ум приходит мысль покончить со всем этим раз и навсегда. Но я не могу позволить себе нанести такой позор на имя Иеговы. Я поняла, как важно молиться и заниматься личным изучением Библии, а также развивать близкие взаимоотношения с Иеговой, ведь никто не знает, что может случиться с ним завтра и как это может повлиять на его жизнь. Когда я заболела, взаимоотношения с Богом буквально спасли мне жизнь. Я знаю, что, если бы не это, я бы просто покончила с собой.

 Вспоминая события девятилетней давности, я думаю о том, как быстро может измениться жизнь. Я поняла, почему в Екклесиаста 12:1 говорится: «Помни Создателя твоего в дни юности твоей, доколе не пришли тяжелые дни и не наступили годы, о которых ты будешь говорить: „нет мне удовольствия в них!„». Я рада, что в 15 лет начала полновременное служение и оставалась в нем почти 20 лет. За это время я развила близкие взаимоотношения с Иеговой.

Я благодарна Иегове за то, что у меня есть муж и сын, Дэниел, которые меня очень поддерживают. Мне также приятно, когда кто-нибудь из собрания звонит мне или навещает. В зимнее время мне тяжело выходить на улицу, потому что холод провоцирует приступы боли. В таких случаях я свидетельствую по телефону — это помогает мне сохранять надежду на Рай живой. Я с нетерпением жду того времени, когда болезни и страдания уйдут в прошлое и навсегда забудутся (Исаия 33:24).