Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

От медленной смерти к счастливой жизни

От медленной смерти к счастливой жизни

 От медленной смерти к счастливой жизни

РАССКАЗАЛА ДИАМАНТИ ДАТСЕРИС

«Мне осталось недолго жить». Эта мысль не покидала меня, пока я лежала в больнице под капельницей, а в мои вены медленно стекала донорская кровь. Более 20 лет мне твердили, что переливание — единственный способ продлить жизнь, если это вообще можно назвать жизнью.

Я РОДИЛАСЬ в 1969 году в городе Иерапетре, расположенном на греческом острове Крит. Вскоре после моего рождения врачи сообщили родителям страшную новость о том, что их новорожденная девочка больна бета-талассемией, или анемией Кули. Большая бета-талассемия — это тяжелое наследственное заболевание крови, которое распространено в основном среди природных жителей Греции, Италии, Среднего Востока, Южной Азии и Африки.

Как объяснили врачи моим родителям, при этом заболевании красные кровяные тельца не производят достаточно гемоглобина — белка, который снабжает клетки кислородом. В результате происходит кислородное голодание клеток. Красные кровяные тельца не задерживаются в кровяном русле, так как печень и селезенка уничтожают и удаляют их. Эти органы отвечают за уничтожение дефектных и стареющих эритроцитов.

Родителям сказали, что единственный известный метод лечения талассемии — это регулярное переливание крови и снижение концентрации железа. Однако, как объяснили врачи, переливание крови сопровождается накоплением железа в сердце и печени, что губительным образом сказывается на органах. Переливание крови, предотвращающее смерть больного ребенка в первые десять лет жизни, обычно является главной причиной отравления организма железом, что ведет к смерти в последующие годы. Люди, подобно мне страдающие талассемией и постоянно делающие переливание крови, обычно не доживают до 30 лет и умирают от сердечной недостаточности.

Жизнь с мыслью о смерти

С самого раннего детства я жила с мыслью о неминуемой смерти. Не хватит слов, чтобы описать, как тяжело жить, имея такое страшное будущее. Я не строила никаких планов и не надеялась, что когда-то стану взрослой. Талассемия казалась мне бомбой с часовым механизмом, готовой взорваться в любой момент.

Обеспокоенные моим здоровьем, родители старались предугадать любую опасность. Меня оградили всевозможными «нельзя» и правилами типа «Не беги!», «Тебе нельзя волноваться!», «Будь осторожна!».

На фоне моей болезни мама, исповедовавшая греческое православие, стала очень набожной и искренне искала помощи у икон. Желая поправить мое здоровье, она брала меня с собой в отдаленные монастыри, славившиеся исцелением верой, и покупала мне всевозможные иконки и амулеты. На это ушло много денег — но все напрасно.

Я верила в Бога и любила его, хотя не знала, как ему поклоняться. Находясь в отчаянии, я со слезами молилась: «Боже,  если ты есть и любишь меня, прошу, помоги мне».

Отчаянные поиски поддержки

Я подрастала, мое здоровье резко ухудшалось — и прежде всего из-за избытка железа в крови. В курс моего лечения входило средство, которое снижало концентрацию железа. Каждый вечер мне приходилось вводить себе иглу под кожу внизу живота, чтобы в течение всей ночи хелат железа медленно поступал в мой организм. Каждую ночь я переносила одну и ту же мучительную процедуру. Теми бессонными ночами мне часто хотелось умереть. Я думала, что Бог не обращает внимания на мои призывы о помощи.

Когда мне исполнилось 16 лет, я стала общаться с группой подростков, которые увлекались музыкой хэви-метал. Отчаянно ища поддержки, я обнаружила, что музыка, прославляющая грубость, насилие и сатанизм, в какой-то мере помогала мне забыть о своих проблемах. И поскольку повсюду я видела только зло, я решила, что мир находится во власти могущественной злой силы. Однако вскоре я увидела, к чему приводят наркотики и сатанизм: мои друзья постоянно находились в бегах от полиции.

Бесконечные переливания крови наложили свой отпечаток на мою внешность. Из-за избытка железа у меня под глазами появились черные круги, а кожа приобрела желтушный оттенок. Моя одежда еще больше подчеркивала недостатки внешности: я одевалась во все черное и носила кожаную куртку, «украшенную» шипами и черепами — непременными атрибутами друзей моего круга. К счастью, я никогда не принимала наркотики.

Я продолжала слушать музыку хэви-метал, прославлявшую смерть, наркотики, демонов, спиритизм и кровь, и чувствовала, что Сатана все больше затягивает меня в свои сети. По ночам меня мучило гнетущее чувство, и часто я засыпала в слезах. Вот тогда в моей жизни появился проблеск надежды.

Поворотный пункт в моей жизни

Когда мне было 20 лет, одна подруга дала мне книгу, которую взяла у Свидетелей Иеговы. Книга называлась «Библия: слово Бога или человека?» *. Подруга не очень заинтересовалась ею, но, когда я пролистала книгу, она произвела на меня большое впечатление. В книге четко показывалось, что библейские принципы могут улучшить жизнь человека. Также меня поразил тот факт, что первые христиане подвергались гонениям и ради убеждений были готовы пожертвовать своей жизнью. Прочитав книгу, я захотела поговорить об этом с другими. Тогда я и встретила Манолиса — человека, который знал об Иегове и о том, что говорится в Библии, поскольку какие-то его родственники были Свидетелями Иеговы. Он взял меня с собой на местное собрание Свидетелей Иеговы, и летом 1990 года я начала изучать с ними Библию.

Изучая Библию, я узнала, что наш Создатель на самом деле о нас заботится и что он не ответственен за болезни и горе, от которых страдают многие из нас (1 Петра 5:7). Я узнала, что по вине Сатаны грех и смерть вошли в мир и что вскоре Иегова расстроит дела Сатаны: он удалит эту старую систему и заменит ее совершенным новым миром (Евреям 2:14). В райских условиях богобоязненным людям будет возвращено человеческое совершенство. И тогда никто не скажет: «Я болен» (Исаия 33:24).

 Также я узнала о библейском повелении «воздерживаться от крови» (Деяния 15:20, 29; Бытие 9:4). Когда на мою совесть и сознание начали влиять возвышенные нормы и принципы Библии, я поняла, что мне нужно пересмотреть свою позицию относительно переливания крови, и решила больше не делать эту процедуру.

Более 20 лет меня приучали к мысли, что регулярное переливание крови — единственный способ продлить себе жизнь. Подпишу ли я себе смертный приговор, послушавшись повеления Библии? Что подумают родители о моем отказе от крови? Будут ли врачи и другой медицинский персонал оказывать на меня давление?

Принимаю кардинальные решения

Горячо помолившись Иегове, я возложила все свои заботы на него (Псалом 54:23). Кроме того, я решила лечиться другими методами. Тщательно изучив необходимую информацию, я нашла, что вместо переливания крови можно попробовать специально подобранное питание, богатое железом и витаминами. Также я решила во всем остальном подчиняться Божьему закону, изложенному в Библии.

Узнав о моем решении, родители очень огорчились — и это понятно. С самого детства они изо всех сил боролись за мою жизнь — и вдруг я заявляю, что не буду переливать кровь! В конце концов они сказали, что будут уважать мое решение.

Затем я объяснила свою религиозную позицию врачам в больнице и настойчиво попросила об альтернативных переливанию крови методах лечения. Врачи с неохотой согласились выполнить мою просьбу.

В прошлом, когда мне делали переливания крови, я подружилась с некоторыми детьми, болеющими талассемией. Они не могли поверить, узнав о моем решении. Одна подруга с сарказмом сказала, что скоро меня «вынесут вперед ногами». К сожалению, позднее пятеро человек, и она в том числе, скончались от переливания зараженной крови.

С августа 1991 года я перестала переливать кровь. Несмотря на все прогнозы, я до сих пор жива и более или менее здорова. Следуя диете, богатой витаминами и железом, я поддерживаю относительно хорошее состояние здоровья, несмотря на редкие осложнения и постоянные ограничения, вызванные талассемией.

Но самое главное — моя жизнь обрела смысл и обогатилась теплыми отношениями с моим Создателем, Иеговой Богом. В июле 1992 года я символизировала свое посвящение Иегове водным крещением. В тот же день крестился и Манолис — тот самый друг, который познакомил меня с христианским собранием Свидетелей Иеговы, оказавшим мне необходимую поддержку. Около полутора лет спустя мы поженились. Как было радостно, когда позднее моя мама и сестра стали крещеными служителями Иеговы! Отец изменил свое мнение о Свидетелях Иеговы, и иногда посещает встречи собрания.

Я узнала, что, хотя смерть является врагом, ее не стоит бояться (Псалом 22:4). «Живем ли мы или умираем, мы принадлежим Иегове». Наша жизнь в его руках (Римлянам 14:8НМ). Я всегда буду благодарить Бога за то, что он спас меня от жизни, в которой была лишь перспектива медленной смерти, и подарил мне надежду вечной жизни! (Откровение 21:1—4).

[Сноска]

^ абз. 18 Издана Обществом Сторожевой Башни.

[Иллюстрация, страница 21]

Я отчаянно искала поддержки.

[Иллюстрация, страница 22]

С мужем, Манолисом.