Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Главное для меня — остаться верным

Главное для меня — остаться верным

 Главное для меня — остаться верным

РАССКАЗАЛ АЛЕКСЕЙ ДАВЫДЮК

Это было в 1947 году в нескольких километрах от нашего села Ласкова (Украина), что рядом с польской границей. Мой старший товарищ Степан был курьером: он тайно доставлял библейскую литературу из Польши на Украину. Однажды ночью его заметил пограничник. Степан бросился бежать, но однако был убит. Спустя двенадцать лет смерть Степана самым волнующим образом повлияла на мою жизнь, о чем я расскажу позднее.

Я РОДИЛСЯ в Ласкове в 1932 году. В то время десять семей в нашем селе были Исследователями Библии, как тогда назывались Свидетели Иеговы; среди них — и мои родители, подававшие прекрасный пример верного служения Иегове вплоть до самой смерти в середине 1970-х. Для меня тоже самым главным в жизни было остаться верным Иегове (Псалом 17:26ПАМ).

В 1939 году началась Вторая мировая война, и территория на востоке Польши, где мы жили, вошла в состав Советского Союза. У нас установилась советская власть, которая просуществовала вплоть до июня 1941 года, когда территорию оккупировали немецкие войска.

В школе во время войны я столкнулся с трудностями. Дети должны были петь националистические песни и посещать уроки военного дела, на которых учили даже тому, как метать гранаты. Но я отказался петь патриотические песни и обучаться военному делу. То, что я уже в детстве учился отстаивать свои библейские убеждения, помогло мне в дальнейшем оставаться верным Иегове.

На территории нашего собрания было так много людей, интересующихся библейской истиной, что к нам назначили двух пионеров, так называются полновременные служители Свидетелей Иеговы, чтобы они помогали в проведении изучений. Один из пионеров, Илья Федорович, изучал со мной Библию и обучал меня проповедовать. В годы немецкой оккупации Илью отправили в нацистский концлагерь, где он впоследствии умер.

 Отец делает все, чтобы придерживаться нейтралитета

В 1941 году советские власти попытались заставить отца подписать документ, который обязывал бы его давать деньги фронту. Отец объяснил, что он не поддерживает ни одну из воюющих сторон и как служитель истинного Бога сохраняет нейтралитет. Отца причислили к врагам народа и приговорили к четырем годам лишения свободы. Но он пробыл в заключении лишь четыре дня. Почему? Дело в том, что в первое же воскресенье территорию, где мы жили, оккупировала немецкая армия.

Когда тюремные охранники услышали, что немцы рядом, они, открыв двери тюрьмы, бежали. На улице многие заключенные были застрелены советскими солдатами. Отец же убежал из тюрьмы не сразу и скрывался у друзей. От них он написал маме, чтобы она принесла ему документы, подтверждающие, что его посадили в тюрьму за отказ от участия в войне на стороне Советского Союза. Отец показал документы немецким властям, и его оставили в живых.

Немцы хотели знать имена тех, кто поддерживал советскую власть. Они требовали, чтобы отец выдал этих людей, но он отказался, объяснив, что придерживается нейтралитета. Если бы он назвал кого-нибудь, то того человека расстреляли бы. Так что нейтральная позиция отца спасла жизнь и другим людям тоже, за что они были очень признательны.

Работа в подполье

Советские войска вернулись на Украину в августе 1944 года, а в мае 1945-го в Европе закончилась Вторая мировая война. Впоследствии те из нас, кто жил в Советском Союзе, оказались за железным занавесом, отрезанные от остального мира. Поддерживать связь со Свидетелями Иеговы через польскую границу было трудно. Некоторые Свидетели мужественно пробирались через границу, возвращаясь с несколькими драгоценными журналами «Сторожевая башня». Поскольку граница проходила всего в 8 километрах от нашего села Ласкова, я знал, какой опасности подвергались курьеры.

Например, Свидетель по имени Сильвестр дважды переходил границу и оба раза благополучно возвращался. Когда он попытался сделать это в третий раз, его заметил пограничный патруль с собаками. Пограничники закричали, чтобы он остановился, но Сильвестр бросился бежать, спасая свою жизнь. У него был единственный шанс уйти от собак: скрыться в озере неподалеку. Он провел всю ночь стоя по шею в воде, укрывшись в камышах. Когда наконец патруль оставил попытки его найти, Сильвестр в полном изнеможении побрел домой.

Как я уже говорил, племянник Сильвестра Степан был убит при попытке перейти границу. И все же мы понимали, что необходимо и дальше поддерживать связь с народом Иеговы. Благодаря мужеству курьеров мы могли получать духовную пищу и ценное руководство.

В следующем, 1948-м, году, я крестился в небольшом озере рядом с домом. Это было ночью. Желающие креститься собрались у нас дома, но, кто именно пришел, я не знал, поскольку было темно и все проходило под большим секретом. Мы, крестящиеся, друг с другом не разговаривали. Я не знаю, кто преподносил речь перед крещением, кто задавал вопросы для крестящихся, в то время когда мы стояли около озера, и кто меня крестил. Годы спустя, беседуя с одним моим другом, я узнал, что мы с ним оба крестились в ту самую ночь!

В 1949 году украинские Свидетели получили из Бруклина совет обратиться в Москву с петицией касательно легализации проповеднической деятельности в Советском Союзе. В соответствии с указанием петиция была направлена через министра внутренних дел в Президиум Верховного Совета СССР. После этого Николая Пятоху и Илью Бабийчука попросили поехать в Москву за ответом правительства на нашу петицию. Они согласились и летом отправились в Москву.

Чиновнику, принявшему делегацию, рассказали о библейском основании для  нашей деятельности. Ему объяснили, что наша работа проводится во исполнение пророчества Иисуса о том, что «проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам» (Матфея 24:14). Однако чиновник сказал, что правительство никогда не узаконит нашу деятельность.

Вернувшись на Украину, Свидетели поехали в Киев — столицу республики, чтобы получить законное разрешение на нашу деятельность на Украине. И снова власти ответили отказом. Чиновники сказали, что Свидетелей Иеговы оставят в покое, если только они будут на стороне государства. Свидетели, как сказали власти, должны служить в армии и участвовать в выборах. Снова пришлось объяснить нашу нейтральную позицию, согласно которой мы, в подражание нашему Господину Иисусу Христу, не должны быть частью этого мира (Иоанна 17:14—16).

Вскоре после этого братьев Пятоху и Бабийчука арестовали и, предъявив обвинение, приговорили к 25 годам тюремного заключения. Примерно в то же время, в 1950 году, многих Свидетелей, в том числе моего отца, арестовали. Отца приговорили к 25 годам лишения свободы и отправили за 7 000 километров на Дальний Восток, в Хабаровск.

Сосланы в Сибирь

Затем, в апреле 1951 года, правительство обрушилось на Свидетелей в западных республиках Советского Союза, сейчас известных как страны: Латвия, Эстония, Литва, Молдавия, Белоруссия и Украина. В том месяце около 7 000 человек, в том числе мы с мамой, были сосланы в Сибирь. Солдаты просто пришли к нам ночью и отвезли на вокзал. Там нас заперли в вагоны для перевозки скота, погрузив примерно по 50 человек в вагон, и где-то через две недели пути высадили в местечке под названием Залари, что рядом с озером Байкал в Иркутской области.

Стоя в снегу на ледяном ветру, в окружении вооруженных солдат, я размышлял о том, что меня ждет. Как и здесь остаться верным Иегове? Мы запели песни Царства: это помогало не замерзнуть. Приехали директора государственных предприятий. Некоторым из них были нужны мужчины, которые выполняли бы тяжелую физическую работу, другие хотели взять женщин, чтобы те ухаживали за животными. Нас с мамой определили на строительство Тагнинской ГЭС.

Приехав, мы увидели ряды деревянных бараков: в них должны были жить сосланные. Мне поручили работу тракториста и электрика, а маме дали работу на ферме. Мы официально числились как сосланные, а не заключенные. Поэтому мы могли свободно перемещаться в пределах небольшой территории, прилегающей к ГЭС, но нам запрещалось появляться в соседнем населенном пункте, километрах в 50 от нас. Власти понуждали нас подписать заявление, подтверждающее, что мы останемся здесь навсегда. Мне, 19-летнему, этот срок показался неимоверно долгим, поэтому я отказался подписать документ. Тем не менее мы жили в том месте 15 лет.

Там, в Сибири, польская граница была от нас уже не в 8, а в 6 000 километрах! Мы, Свидетели, делали все, чтобы опять быть организованными в собрания, где бы назначенные мужчины брали на себя руководство. Поначалу у нас не было никакой библейской литературы, кроме нескольких переписанных от руки журналов, которые некоторым Свидетелям удалось привести с собой с Украины. Мы читали эти журналы по очереди.

Вскоре мы начали проводить встречи. Поскольку многие из нас жили в бараках, мы встречались почти каждый вечер. Наше собрание насчитывало примерно 50 человек; меня назначили проводить Школу теократического служения. В собрании не хватало братьев, поэтому с заданиями выступали также сестры — этот порядок был введен в собраниях Свидетелей Иеговы только в 1958 году. К заданиям все относились ответственно, рассматривая школу как часть поклонения  Иегове и возможность ободрить других в собрании.

Наше служение благословляется

Поскольку в бараках жили также не-Свидетели, то и дня не проходило, чтобы мы не поговорили с кем-нибудь о нашей вере, хотя это было строго запрещено. В 1953 году умер Иосиф Сталин — глава Советского государства, и наши условия стали лучше. Мы могли более открыто беседовать с людьми о наших основанных на Библии верованиях. Через переписку с украинскими друзьями мы узнали, где жили другие Свидетели в нашей местности, и связались с ними. Это помогло нам организовать собрания в районы.

В 1954 году я женился на Ольге. До ссылки она тоже жила на Украине. Долгие годы она оказывала мне огромную поддержку в служении Иегове. Это ее брата Степана убили на украинско-польской границе в 1947 году. У нас с Ольгой родилась дочь Валентина.

Мы с женой испытали много благословений во время христианского служения в Сибири. Например, мы познакомились с Георгием — руководителем баптистской группы. Мы заходили к нему регулярно и изучали с ним те номера «Сторожевой башни», которые только удавалось найти. Вскоре Георгий понял, что то, чему служители Иеговы учат по Библии,— истина. Некоторые из его друзей-баптистов присоединились к изучению. Какой был волнующий момент для всех нас, когда Георгий и несколько его друзей крестились и стали нашими духовными братьями!

В 1956 году меня назначили разъездным надзирателем — это означало, что я должен был каждую неделю посещать собрания на нашей территории. Целый день я проводил на работе, а вечером на мотоцикле отправлялся в собрание. На следующий день рано утром я возвращался и шел на работу. Михаил Сердинский был назначен, чтобы помогать мне в разъездной работе. В 1958 году он погиб в результате аварии на дороге. Он умер в среду, но похороны мы отложили до воскресенья, чтобы могло прийти как можно больше Свидетелей.

На кладбище мы отправились большой группой, а за нами шли сотрудники КГБ. Произнесение речи о библейской надежде на воскресение могло означать арест. И все же я говорил о Михаиле и о его чудесной надежде на будущее. Хотя я пользовался Библией, кагебисты меня не арестовали. Видимо, они понимали, что мой арест ничего бы им не дал, и в любом случае они меня хорошо знали, поскольку я частенько «захаживал» к ним на допрос.

Нас предали

В 1959 году сотрудники КГБ арестовали 12 Свидетелей, принимавших наиболее деятельное участие в проповеднической работе. Других, в  том числе меня, вызывали на допрос. Когда меня стали допрашивать, я пришел в ужас: кагебисты были в курсе самых конфиденциальных подробностей нашей работы! Как они обо всем узнали? Очевидно, их кто-то информировал, причем это был тот, кто о нас многое знал и уже какое-то время работал на КГБ.

Двенадцать наших арестованных сидели в соседних камерах, и они договорились, что не скажут властям больше ни слова. В этом случае тому, кто информировал кагебистов, пришлось бы лично присутствовать на суде для дачи показаний против 12. Хотя против меня не выдвигали обвинений, я пришел на суд, чтобы посмотреть, что будет. Судья задавал вопросы, но никто из 12 не отвечал. Тогда вышел Свидетель по имени Константин Полищук, которого я знал многие годы, и начал давать показания против 12. Суд закончился тем, что некоторых Свидетелей приговорили к тюремному заключению. На улице возле здания суда я случайно встретился с Полищуком.

— Почему ты нас предал? — спросил я.

— Потому что я больше не верю.

— Во что ты больше не веришь?

— Я больше не верю Библии.

Полищук мог выдать и меня, но в его показаниях ни разу не прозвучало мое имя. Я спросил у него почему.

— Я не хочу, чтобы тебя посадили в тюрьму,— объяснил он.— Я чувствую себя виноватым за то, что случилось со Степаном, братом твоей жены. Я был одним из тех, кто послал его за границу в ту ночь, когда его убили. Я очень сожалею.

Его слова поразили меня. Как же очерствела его совесть! Этот человек переживал из-за смерти Степана и в то же время предавал служителей Иеговы. С тех пор Полищука я больше не видел. Он умер через несколько месяцев. То, что человек, которому я долгие годы доверял, предал наших братьев, нанесло мне глубокие эмоциональные раны. Но из этого случая я извлек ценный урок: Полищук не сохранил преданность, потому что перестал читать Библию и верить ей.

Необходимо постоянно помнить о том, что, если мы хотим остаться верными Иегове, нам нужно регулярно изучать Священное Писание. В Библии сказано: «Храни сердце твое, потому что из него источники жизни». Кроме того, апостол Павел призывал христиан быть осторожными. Почему? «Чтобы ни у кого из вас не оказалось неверующее сердце, которое отвернется от Бога живого» (Притчи 4:23; Евреям 3:12СоП).

Снова на Украину

Когда в 1966 году закончилась сибирская ссылка, мы с Ольгой вернулись на Украину в город Сокаль, что в 80 километрах от Львова. У нас было много работы, поскольку в Сокале и соседних городах Червонограде и Сосновке насчитывалось только 34 Свидетеля. Сейчас на этой территории 11 собраний!

Ольга умерла в 1993 году. Она до конца оставалась верной Иегове. Спустя три года после ее смерти я женился на Лидии — с тех пор она очень поддерживает меня. Кроме того, моя дочь Валентина и ее семья — ревностные служители Иеговы, что тоже очень ободряет. Однако самую большую радость мне по-прежнему приносит то, что я остаюсь верным Иегове — Богу, который всегда сохраняет верность (2 Царств 22:26, ПАМ).

Алексей Давыдюк, до конца оставшись верным Иегове, умер 18 февраля 2000 года, когда эта статья готовилась к печати.

[Иллюстрация, страница 20]

Наше собрание, проводившее встречи в бараках. Восточная Сибирь, 1952 год.

[Иллюстрация, страница 23]

Школа теократического служения, 1953 год.

[Иллюстрация, страница 23]

Похороны Михаила Сердинского, 1958 год.

[Иллюстрация, страница 24]

С женой Лидией.