Перейти к основным материалам

Перейти к содержанию

Во что обходятся мины?

Во что обходятся мины?

 Во что обходятся мины?

26 декабря 1993 года шестилетний Аугусту гулял по полю недалеко от Луанды, столицы Анголы. Его взгляд привлек блестящий предмет на земле. Он решил его поднять и посмотреть, что это такое. Движение привело к взрыву мины.

Мальчику пришлось ампутировать стопу правой ноги, к тому же он ослеп. Теперь 12-летний Аугусту большую часть времени проводит в инвалидной коляске.

АУГУСТУ стал жертвой противопехотной мины, предназначенной для уничтожения людей, а не танков и другой военной техники. Предполагают, что сегодня по крайней мере в 50 странах выпускается 350 видов противопехотных мин. Многие из них сконструированы с целью калечить, а не убивать. Почему? Потому что раненым солдатам нужно оказывать помощь, из-за них боевые действия замедляются,— именно это и нужно врагу. К тому же жуткие крики раненых могут вселить ужас в сердца других солдат. Поэтому более действенными считаются мины, которые калечат людей, оставляя их в живых.

Как было сказано в предыдущей статье, от взрыва мин страдают большей частью мирные жители, а не солдаты. И это не всегда случайность. Согласно книге «Мины — смертоносное наследие», некоторые взрывные устройства «направлены на поражение именно гражданского населения, чтобы освободить территорию, уничтожить источники поступления продовольствия, создать потоки беженцев или просто вызвать панику» («Landmines—A Deadly Legacy»).

Например, во время конфликта в Камбодже мины устанавливали по периметру вражеских деревень, а потом эти деревни бомбардировала артиллерия. Пытаясь спастись, жители бежали прямо на минные поля. А члены группировки «красных кхмеров», пытаясь вынудить правительство вступить с ними в переговоры, минировали рисовые плантации, нагоняя страх на крестьян и фактически блокируя сельское хозяйство.

Происшедшее в Сомали в 1988 году еще ужаснее. Когда бомбили город Харгейса, люди были вынуждены бежать из своих домов. Солдаты заминировали покинутые дома. После окончания военных действий беженцы возвращались домой, где погибали или получали увечья от взрывов спрятанных взрывных устройств.

 К тому же мины угрожают не только жизни отдельных людей. Судите сами о проблемах, создаваемых этим зловещим оружием.

Ущерб экономике и обществу

Кофи Аннан, генеральный секретарь Организации Объединенных Наций, заметил: «Наличие одной мины — или даже страх перед ее наличием — может привести к тому, что останется необработанным целое поле, вся деревня лишится пропитания, появится еще одно препятствие на пути страны к восстановлению и развитию хозяйства». В Афганистане и Камбодже могло бы обрабатываться на 35 процентов земель больше, если бы крестьяне не боялись выйти в свои поля. Некоторые все же рискуют. «Я боюсь мин,— говорит один камбоджийский крестьянин.— Но если я не буду косить траву и срезать бамбук, то мы не проживем».

Часто пострадавшие от мин вынуждены тащить бремя непосильных финансовых расходов. Так, в развивающейся стране ребенку, который потерял ногу в десять лет, в течение жизни, возможно, потребуется сменить до 15 протезов, каждый из которых обойдется приблизительно в 125 долларов. Некоторым такая сумма может, конечно, показаться незначительной. Но для большинства жителей Анголы она в три раза превышает их месячную зарплату!

Печальные явления наблюдаются и в социальной сфере. Например, жители одной азиатской страны избегают общения с людьми, которым ампутировали одну из конечностей, потому что боятся «неудачи», якобы передаваемой ими. Покалеченному человеку может казаться, что он никогда не создаст свою семью. «Я не планирую жениться,— говорит один анголец, которому пришлось ампутировать ногу, поврежденную в результате взрыва мины.— Женщине нужен мужчина, который может работать».

Понятно, почему многие пострадавшие теряют чувство собственного достоинства. «Я больше не могу кормить семью,— говорит один камбоджиец.— И мне стыдно за это». Иногда такие чувства влияют на человека больше, чем сама физическая травма. «Я думаю, что самой тяжелой была эмоциональная травма,— говорит Артур, пострадавший в Мозамбике.— Очень часто я раздражался просто из-за того, что кто-то смотрел в мою сторону. Мне казалось, что никто меня больше не уважает, что я больше никогда не смогу жить нормальной жизнью» *.

 Разминирование

В последние годы предпринималось много попыток побудить мировое сообщество ввести запрет на использование мин. Правительства некоторых стран уже взялись за выполнение опасной работы по разминированию. Однако на их пути существует несколько препятствий. Одно из них — время. Разминирование — это очень длительный процесс. Саперы считают, что в среднем на устранение одной мины уходит времени в сто раз больше, чем на ее установку. Другое препятствие — дороговизна. Одна мина стоит от 3 до 15 долларов, а ее устранение может обойтись в сумму до 1 000 долларов.

Так что абсолютное разминирование представляется фактически невозможным. Чтобы убрать все мины, например, в Камбодже, всем жителям этой страны пришлось бы жертвовать все свои доходы в течение нескольких лет. Подсчитано, что даже при наличии средств на устранение всех мин на планете ушло бы сто лет. А решение этой проблемы в мировом масштабе кажется еще более нереальным. Чтобы провести разминирование на планете теми средствами, которые имеются в наличии сейчас, потребуется 33 миллиарда долларов, и это займет более тысячи лет!

Для решения проблемы предлагаются новаторские технологии — от использования плодовых мушек, которым можно привить ген, реагирующий на взрывчатые вещества, до огромных машин с дистанционным управлением, способных разминировать территорию в 2 гектара за час. Но внедрение таких технологий требует времени, и, вероятнее всего, их использование будет доступно лишь в богатых странах.

В большинстве же мест разминирование по-прежнему производится дедовским способом. Человек ползет на животе, прощупывая почву впереди себя палкой, сантиметр за сантиметром; так ему удается очистить от мин от 20 до 50 квадратных метров в день. Опасно? Конечно! На каждые 5 000 обезвреженных мин приходится один погибший и двое покалеченных саперов.

Объединение усилий в борьбе с минами

В декабре 1997 года представители целого ряда стран подписали Конвенцию о запрещении использования, хранения, производства и распространения противопехотных мин, а также об их уничтожении, известную под названием Оттавское соглашение. «Это беспрецедентное достижение, которому не было равных ни в международном разоружении, ни в области международного гуманитарного права»,— сказал премьер-министр Канады Жан Кретьен *. Но еще 60 стран — в числе которых и крупнейшие в мире производители мин — не подписали этого соглашения.

Удастся ли с помощью Оттавского соглашения добиться успеха в решении проблем, связанных с минами? Возможно, в некоторой степени и удастся. Но многие выражают скептицизм. «Даже если бы все страны мира придерживались оттавских решений,— говорит Клод Симонно, один из директоров Международного общества инвалидов  во Франции,— то это был бы лишь один шаг к освобождению планеты от опасности, которую несут с собой мины». Почему? «Миллионы мин остаются в земле, терпеливо поджидая своих будущих жертв»,— говорит Симонно.

Военный историк Джон Киган приводит еще один фактор. Согласно его словам, причина войн «кроется в самых потаенных уголках человеческого сердца... где царит гордость, где на первом месте эмоции, где правит инстинкт». Соглашения не могут изменить такие глубоко укоренившиеся пороки, как ненависть и жадность. Но означает ли это, что люди всегда будут беспомощными жертвами мин?

[Сноски]

^ абз. 13 Больше информации о том, как справиться с потерей конечности, можно найти в журнале «Пробудитесь!» от 8 июня 1999 года в серии статей «На что надеяться инвалидам», страницы 3—10.

^ абз. 20 Соглашение вступило в силу 1 марта 1999 года. К 6 января 2000 года его подписали 137 стран, и 90 из них также ратифицировали это соглашение.

[Рамка, страница 6]

Двойная прибыль?

Согласно одному из основных принципов бизнеса, компании несут ответственность за вред, причиняемый их продукцией. Поэтому Лу Мак-Грат из Консультативной группы, занимающейся проблемами, связанным с минами, выступает за то, чтобы обязывать компании, получающие прибыль от производства мин, возмещать ущерб, причиняемый их товаром. Парадоксально, но многие производители мин наживаются и на разминировании. Например, немецкая компания, которая раньше занималась производством мин, теперь подписала контракт о разминировании в Кувейте на сумму в 100 миллионов долларов. А в Мозамбике контракт об устранении мин с приоритетных дорог на сумму в 7,5 миллиона долларов был подписан с тремя компаниями, две из которых занимались разработкой мин.

Некоторые считают глубоко безнравственным наживаться на обезвреживании мин и одновременно производить их. По их утверж дению, такие производители мин в определенном смысле получают двойную прибыль. В любом случае и производство, и обезвреживание мин продолжает оставаться прибыльным бизнесом.

[Схема, страница 5]

(Полное оформление текста смотрите в публикации)

Среднее число мин на квадратную милю (2,5 квадратных километра) в девяти самых заминированных странах.

БОСНИЯ И ГЕРЦЕГОВИНА 152

КАМБОДЖА 143

ХОРВАТИЯ 137

ЕГИПЕТ 60

ИРАК 59

АФГАНИСТАН 40

АНГОЛА 31

ИРАН 25

РУАНДА 25

[Сведения об источнике]

Источник: United Nations Department of Humanitarian Affairs, 1996

[Иллюстрации, страница 7]

В Камбодже плакаты и указатели предупреждают о наличии мин.

На каждые 5 000 обезвреженных мин приходится один погибший и два покалеченных сапера.

[Сведения об источнике]

Фон: © ICRC/Paul Grabhorn

© ICRC/Till Mayer

© ICRC/Philippe Dutoit